История источниковедения во второй половине XIX-начале ХХв.

В русской исторической науке в середине 1840-х гг. совершается методологическая революция, в результате которой отечественные историки осваивают новые философские идеи и подходы к историческим изысканиям. Благодаря трудам ученых второй половины

XIX в. С. М. Соловьева, К. Н. Бестужева-Рюмина, В. О. Ключевского, Д. Я. Самоквасова, С. Ф. Платонова и других происходит становление источниковедения как самостоятельной отрасли научного знания.

Сергей Михайлович Соловьев (1820–1879)12 в специфике исторической жизни народа видел результат реальных географических, этнографических и исторических условий жизни. Нравственные силы народу, с его точки зрения, давали христианство, созидательная роль государства и просвещение.

Соловьев Сергей Михайович.

Главный труд С. М. Соловьева – «История России с древнейших времен». Уже в предисловии к первому тому ученый сформулировал принцип, которым должна руководствоваться историческая наука: «…не делить, не дробить русскую историю на отдельные части, периоды, но соединять их, следить преимущественно за связью явлений… не разделять начал, но рассматривать их во взаимодействии, стараясь объяснить каждое явление из внутренних причин».

«История России» основана на широком привлечении и использовании практически всех известных к тому времени исторических материалов. Ученый подчеркивал, что историку следует со вниманием относиться буквально ко всем источникам: анекдотам о государях, о дворах, известиям о том, что было сказано одним министром, что думал другой. Обилие использованных источников – отличительная черта его трудов.

Согласно мнению Соловьева, летописи представляют собой первые на Руси «памятники собственно исторического содержания».

Вопреки общепризнанному мнению его учителя М. П. Погодина о том, что летописи писались при княжеских дворах, С. М. Соловьев доказывал, что они создавались в условиях монастырей.

Наряду с летописями, сказаниями и легендами С. М. Соловьев неоднократно обращался к законодательным материалам. В поле его внимания оказались уставные и судные грамоты, судебники Ивана III и Ивана IV и другие законодательные документы второй половины XVI – первой половины XVIII в.

Использовал в своих исследованиях С. М. Соловьев и мемуары русских и иностранных государственных деятелей XVIII в. (Я. П. Шаховского, Б. К. Миниха, Екатерины II, Фридриха II и др.). Внимание ученого привлекали также литературные памятники. Он ввел в научную практику, тщательно проанализировал и оценил источниковое значение большого числа литературных произведений XI – первой половины XVIII в.

Константин Николаевич Бестужев-Рюмин (1829–1897) в 60–70-е гг. XIX в., когда во главе московских историков стоял С. М. Соловьев, возглавлял кафедру русской истории Петербургского университета.

Бестужев-Рюмин Константин Николаевич.

В 1872 г. профессор К. Н. Бестужев-Рюмин опубликовал первый том «Русской истории», во введении к которому изложил свои взгляды на философию истории. Создавая свой труд, ученый видел задачу в том, чтобы ввести будущих историков в мир профессионального мастерства, открыв им глубины источниковедческого и историографического знания.

Под историческим источником ученый понимал «все то, откуда черпается сообщаемое сведение об историческом прошлом», но из этого понятия он исключал литературные пособия, то есть исторические труды.

К. Н. Бестужев-Рюмин считал, что собранные и систематизированные сведения об исторических фактах, содержащиеся в источниках, если последние надежны, вполне могут отразить ход исторического процесса. Предварительную работу с источниковым материалом историк называл исторической критикой. К. Н. Бестужев-Рюмин подчеркивал необходимость систематического обзора всех разновидностей источников и цельной характеристики основ исторической критики. По-разному ученые представляли цели изучения источников.

Особое внимание к изучению и критике исторических источников нашло отражение в ряде работ К. Н. Бестужева-Рюмина, прежде всего в монографии «О составе русских летописей до конца XIV века», которая посвящена возникновению и развитию древнего русского летописания.

В 1870–90-е гг. господствующее положение в методологии истории занимали идеи позитивизма. Они оказали определенное влияние на научное творчество Василия Осиповича Ключевского (1841–1911).

Ключевский Василий Осипович.

Путь к профессиональному мастерству историк видел через научную добросовестность, поиск «следов» прошедших явлений и событий, привлечение надежных источников, выработку действенной методики.

В. О. Ключевскому принадлежала выдающаяся роль в разработке многих конкретных исторических проблем и создании научного метода в истории. Он подошел к изучению истории России с позиций взаимосвязи и взаимовлияния трех главных факторов – личности, природы и общества.

Способы, с помощью которых ведется историческое исследование, В.О.Ключевский называл исторической критикой и видел в ней несколько этапов: критика источников, критика прагматическая и критика высшая, устанавливающая связь между историческими событиями.

Историческую критику он определял как «общую методику предварительной обработки исторических источников», а ее задачу видел в «очистке исторического источника от портящих его примесей с целью сделать его годным к научному употреблению».

Ученый определял источники исторических знаний как письменные и вещественные памятники, в которых «отразилась угасшая жизнь отдельных лиц и целых обществ».

Исходя из указанного определения исторических источников, историк предложил их классификацию:

· остатки жизни и деятельности людей (памятники);

· наблюдения современников (воспоминания).

В последней трети XIX в. можно выделить два направления исследований, связанных с историческими источниками: характеристика и подробные обзоры их основных разновидностей, а также дальнейшее развитие научной критики.

Характеристике исторических свидетельств уделил внимание в своей работе Михаил Осипович Коялович (1828–1891). В своем основном труде «История русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям» М. О. Коялович поставил перед собой задачу проследить историю развития русского самосознания.

Коялович Михаил Осипович

Дмитрий Иванович Багалей (1857–1932). Историк подробно освещает историю собирания и издания исторических материалов начиная с периода Киевской Руси, а также дает характеристику важнейших источников и их групп. Наиболее подробно Д. И. Багалея рассмотрены летописи, а также изучены хронографы, житийная литература, актовые документы, наблюдения иностранцев, записки и мемуары русских людей.

Багалей Дмитрий Иванович.

Содержательную работу, посвященную как вопросам систематизации, так и научной критики источников, опубликовал в 1884 г. профессор Киевского университета Федор Яковлевич Фортинский (1846–1902). Работа называлась «Опыт систематической обработки исторической критики».

Фортинский Федор Яковлевич.

Все исторические источники историк делил на три группы: писаные (письменные), устные (предания) и вещественные. О критике вещественных памятников ученый говорил кратко. По его мнению, археолог должен определить, подлинный ли это предмет, что он означает и для чего использовался.

К числу письменных источников Ф. Я. Фортинский относил официальные документы прошлого и свидетельства о нем, оставленные людьми. Содержание документов, по его мнению, как прямых остатков прошлой жизни людей, не нуждается в критическом анализе, а достоверность свидетельств современников подлежит проверке.

C 1873 г. стали выходить в свет научные труды профессора Варшавского и Московского университетов Дмитрия Яковлевича Самоквасова (1843–1911). Основные его интересы сосредоточились на исследовании общей истории России и истории русского права.

Самоквасов Дмитрий Яковлевич.

Первой работой Д. Я. Самоквасова, посвященной источникам, была статья «О Ометоде ученой разработки исторических источников».

В ней на основе изучения главным образом русских летописей решались некоторые проблемы исторического источниковедения. Так, первой задачей при изучении источников сводного характера историк считал восстановление первоначального текста на основе сопоставления различных списков. Затем необходимо восстановить первоначальный смысл текста каждого источника, то есть провести его истолкование.

Ученый делил источники:

· на общие (летописные указания на нравы, общественный строй и политические события, вещественные памятники, архаические следы в современном быте и т. п.)

· специальные (акты и сборники обычных и законодательных правил или норм, сохранившиеся в летописях, литературных сборниках или официальных кодексах).

Как и другие ученые-позитивисты, свой метод Д. Я. Самоквасов называл «методом положительной науки», в рамках которого единственными средствами научного познания являются опыт и наблюдение.

Сергей Федорович Платонов (1860–1933) принадлежал к числу наиболее крупных русских ученых конца XIX – начала ХХ в. Для науки представляют большой интерес использованные им в ходе исследования способы датировки источников по косвенным данным, методы их идентификации (установление имени и социальной принадлежности автора), выяснение подлинности или поддельности, а также определение источников сведений, содержащихся в изучаемых им сказаниях и повестях.

Платонов Сергей Федорович.

Поскольку многие из сказаний и повестей имели сводный характер, он стремился определить состав каждого списка, происхождение отдельных его частей, соотношение сохранившихся редакций и прочие текстологические вопросы. Анализ источников историк осуществил в хронологическом порядке, показывая развитие идей о Смуте на протяжении XVII столетия.

К числу исторических источников С. Ф. Платонов относил «всякий остаток старины, будет ли это сооружение, предмет искусства, вещь житейского обихода, печатная книга, рукопись или, наконец, устное предание».

С. Ф. Платонов сформулировал свои взгляды на задачи и приемы критики исторических источников. Как и другие историки-позитивисты, он делил работу с источниками на внешнюю и внутреннюю критику. Между этими этапами ученый видел четкую грань: сначала надо изучить все внешние данные об источнике, а затем анализировать его содержание. Главной задачей внешней критики источника он определил установление подлинности. Внутренняя критика связывалась с определением достоверности сообщаемых фактов, на которую в числе прочих факторов может влиять личность автора свидетельства.

Основные научные интересы Владимира Степановича Иконникова (1841–1923) были связаны с проблемами историографии и источниковедения.

Иконников Владимир Степанович.

 Историческим источником или историческим материалом В. С. Иконников называет «отражение впечатлений, произведенных на очевидцев и ближайших свидетелей событий». Важным условием развития исторической науки В. С. Иконников считал овладение возможно большим количеством исторических материалов. Значительную часть своего труда он посвятил истории собирания, переписки и публикации исторических источников, а также охарактеризовал состав и содержание документов, хранящихся в архивах, музеях и библиотеках страны.

Весомый вклад в разработку вопросов исследования древнерусских летописей внес Алексей Александрович Шахматов (1864–1920).

Шахматов Алексей Александрович.

А. А. Шахматов рассматривал каждую летопись не как механическое соединение ее отдельных частей, а как литературно-историческое произведение, памятник того времени, когда она создавалась. Каждая летопись, по его мнению, была результатом сознательной переработки предшествующего летописного материала, звеном в системе текстов, развивавшейся на протяжении всей истории русского летописания IX–XVI вв. Поэтому, чтобы раскрыть идейное содержание каждой сохранившейся летописи, следует выяснить ее состав и источники, воссоздать историю всего русского летописания, установить генетические связи между дошедшими летописными списками, сохранившимися и утраченными текстами и определить их место в историческом развитии русского летописания в целом.

В результате скрупулезного изучения «Повести временных лет» и сопоставления ее с другими источниками А. А. Шахматов выдвинул гипотезы о существовании до «Повести» по крайней мере трех киевских и новгородских сводов и о трех редакциях самой «Повести».

Среди русских историков последней трети XIX – начала ХХ в. заметную роль играл Николай Иванович Кареев (1850–1931).

Кареев Николай Иванович.

К задачам источниковедения как особого отдела исторической науки Н. И. Кареев относил упорядочение и характеристику каждой разновидности источников. Заключенные в источниках свидетельства о прошлой жизни людей, по словам ученого, не всегда точны и полны, но познание прошлого по ним возможно, хотя для этого требуется овладеть необходимыми техническими приемами. Историк также дал определение понятию исторический источник: «всякие свидетельства, заключающиеся в вещественных или словесных памятниках, то есть в остатках и следах, которые в том или другом виде дошли до нас от прошлого».

Итак, термин источниковедение, возникший в исследовательской практике немецких ученых в первой четверти XIX в., прижился на российской научной почве. Труды российских историков второй половины XIX в. сыграли важную роль в рождении отечественного источниковедения как особой научной дисциплины.

В последней трети XIX в. отечественные историки исходят из того, что научный подход к истории возможен лишь на основе систематического представления об историческом материале (С. М. Соловьев, К. Н. Бестужев-Рюмин). Растет интерес не только к обзорно-источниковедческим исследованиям, но и к изучению особенностей отдельных видов и категорий источников (А. А. Шахматов, С. Ф. Платонов). Создан университетский лекционный курс, ставящий задачу продемонстрировать целостную картину видового состава источников российской истории (В. О. Ключевский).

Появление термина «источниковедение» можно рассматривать как выход за рамки исследования традиционного повествовательного типа.

Медодология источниковедения, Ю.А.Русина

Автор записи: Юлия Литвинова

Добавить комментарий