Понятие «исторический источник».

Понятие «исторический источник».

Центральное место среди теоретических проблем источниковедения занимает теория самого исторического источника, раскрывающая его природу, сущность, специфику взаимодействия с действительностью, особенности содержащихся в нем сведений, его гносеологическую функцию в научных исследованиях.

Появление термина связано с работой немецкого историка и статистика А. Л. Шлецера «Опыт изучения русских летописей», вышедшей на немецком языке в 1768 г., где употребляется термин Quelle.

В начале XIX в. термин Quelle постепенно укореняется в отечественной исторической науке. Его применяют М. Т. Каченовский, Н. М. Карамзин, но без толкования смыслового содержания. В 30–60-е гг. XIX в. термин «источник» широко внедряется в практику преподавания истории, в исследовательскую работу и обобщающие труды. Например, в «Русской истории» Н. Г. Устрялова термин исторический источник приравнивается к понятию памятник минувшего.

                                       Устрялов Николай Герасимович.

В последние десятилетия XIX столетия в рамках осмысления философии истории вопросы теории источниковедения получили свое отражение в работах немецких и французских ученых. Э. Бернгейм понятие «исторический источник» определял как «материал, из которого наша наука черпает познание». По его мнению, исторический источник как генетически (по происхождению), так и функционально (по использованию) связан с человеческой деятельностью: прошлой и познавательной.

                                                                            Бернгейм Эрнст.

Вместо немецкого термина «источник» (Quelle) французские ученые Ш. В. Ланглуа и Ш. Сеньобос использовали термин документ: «Документы – следы, оставленные мыслями и действиями некогда живших людей». Историки видели в них «единственный источник исторического познания», без документов, считали они, историческое познание невозможно: «Нет документов, нет истории».

                                                                                Сеньобос Шарль.

В. О. Ключевский, сближаясь с точкой зрения французских историков, определял исторический источник, как «письменные или вещественные памятники, в которых отразилась угасшая жизнь отдельных лиц и целых обществ».

На уровне учения понятие «исторический источник» разработано выдающимся российским историком А. С. Лаппо-Данилевским, что имело решающее значение для формирования самостоятельного научного статуса источниковедения в системе исторического знания.

В начале ХХ в., когда историческая наука переживала методологический и мировоззренческий кризис, стремление его преодолеть проявилось в тенденции к расширению предмета исторических исследований и соответственно к увеличению источниковой базы. Необходимость оперировать большими комплексами разнообразных источников существенно усложнила процедуры отбора, классификации и сравнительного анализа исторических свидетельств. Все это требовало более широкой трактовки самого понятия «исторический источник».

В первой половине 1920-х гг. историки в качестве определения понятия исторический источник предложили термины: «материалы», «фактические материалы», «остатки», «следы прошлого», «памятники».

В 1930-е гг. новым этапом в осмыслении понятия становятся лекции Б. Д. Грекова по русской истории, которые он прочитал в 1934–1937 гг. в Вечернем институте красной профессуры и на историческом факультете Ленинградского государственного университета. Историк предлагает довольно широкую дефиницию:

…исторический источник в широком понимании термина – это буквально все, откуда мы можем почерпнуть сведения об интересующем нас предмете, т. е. все, что служит средством исторического познания, будь то письменный документ, предание или вещественный памятник.

                                             Греков Борис Дмитриевич.

В работах 1940-х гг. для определения источника утверждается термин «памятник» в широком смысле этого слова.

М. Н. Тихомиров понятие источника определяет сразу двумя терминами – «памятник» и «остаток», которые употребляются как равнозначные и при этом трактуются в широком смысле («памятник прошлого», «остаток прошлой жизни»).

К истолкованию природы исторического источника в 1960–70-е гг. обращались известные советские историки С. М. Каштанов, М. А. Варшавчик, А. П. Пронштейн, С. О. Шмидт, И. Д. Ковальченко, Л. Н. Пушкарев, Г. М. Иванов и др.

В рамках материалистической парадигмы были сформулированы следующие характеристики исторического источника:

· сложное общественное явление,

· диалектическое единство объективного и субъективного,

· объект, созданный человеком на основе личных субъективных образов реального объективного мира,

· единство непосредственного и опосредованного отражения действительности,

· материальный продукт прошлой деятельности человека,

· продукт определенных общественных отношений.

Особый взгляд на ключевое понятие источниковедения продемонстрировал в своих работах на рубеже 1970–80-х гг. И. Д. Ковальченко, сформулировав информационный подход.

                                                        Ковальченко Иван Дмитриевич.

Ученый выделил главную, на его взгляд, из прикладных задач источниковедения – повышение информативной отдачи источников. Эта потребность обусловлена тем, что всегда имеет место определенное несоответствие между информацией, которая необходима историку для изучения тех или иных явлений и процессов, и тем, что непосредственно несут в себе источники.

С целью решения этих вопросов ученый предлагал обратиться к учению об информации, имея в виду, что все исторические источники являются носителями социальной информации. Привлечение в методологию источниковедения положений учения об информации потребовало скорректировать представления об историческом источнике, проанализировав его природу с позиций трех аспектов информации – прагматического, семантического и синтаксического.

Главная идея, на которой основывался ученый, заключалась в том, что возникновение большинства исторических источников представляет собой информационный процесс. В этом процессе фигурируют объект, то есть историческая действительность, субъект, то есть творец источника, и информация, являющаяся результатом отражения объекта субъектом.

Всякий информационный процесс всегда имеет прагматический аспект, то есть творец источника обязательно преследует определенную цель, выявляя сведения о реальном мире. Эти сведения требуются для решения определенных задач: общественных, социальных, политических, управленческих или личных. То, что потом стало исторической информацией, зафиксированной в исторических источниках, первоначально являлось информацией, необходимой для удовлетворения практических нужд.

Принципиально важным для источниковедения И. Д. Ковальченко считал тот факт, что источник нужно рассматривать как носитель двойной информации. С одной стороны, он опосредованно, через сознание субъекта отражает объект, а с другой – непосредственно характеризует создателя источника (субъекта), прежде всего позволяя изучить его цели и методы их достижения, а также особенности восприятия исторической действительности.

В плане семантическом, то есть с точки зрения содержания исторических источников, наиболее существенным итогом учения о социальной информации, относящимся к источниковедению, И. Д. Ковальченко считал вывод о том, что в результате отражения субъектом исторической действительности и в процессе его практической деятельности возникает информация выраженная и скрытая. Многообразие взаимосвязей, присущих явлениям окружающего мира, обусловливает то, что в исторических источниках, несмотря на избирательность, содержится безграничный объем скрытой информации о сложных явлениях действительности.

Существенным, отмечал ученый, для решения ряда проблем источниковедения является разрабатываемый в учении об информации и в семиотике (науке о знаковых системах) синтаксический аспект информации. Этот аспект касается прежде всего способов и форм отражения в источниках реального мира.

На современном этапе развития источниковедческой мысли можно выделить три основных подхода к определению понятия «исторический источник».

Во-первых, следует отметить подход, который можно определить как «культурологический». Он основан на представлении, что для источниковедения ключевым является определение культуры в широком смысле – как все созданное людьми. Этот взгляд на исторический источник был сформулирован в конце 1990-х гг. представителями школы источниковедения МГИАИ (О. М. Медушевская, В. А. Муравьев, И. Н. Данилевский, М. Ф. Румянцева и др.)

Исторический источник рассматривается как произведение, созданное человеком, как продукт культуры. Акцент при этом делается на понимании психологической и социальной природы исторического источника, которая и делает его пригодным для изучения исторического прошлого. Историческое прошлое понимается как реконструкция, в основе которой – диалог сознания исследователя с сознанием людей, живших прежде. Диалог начинается с понимания человека прошлого через исторический источник.

О. М. Медушевская подчеркивала, что источники в большинстве своем не есть какие-то особые, специально созданные для передачи исторических сведений предметы и документы. Они выступают в этом качестве, лишь когда люди обращаются к ним с целью получить необходимую социальную информацию.

Другой взгляд на исторический источник можно характеризовать как «расширительный». Его высказывали С. О. Шмидт, С. М. Каштанов, В. В. Кабанов и др.

Исторический источник – это все, откуда можно получить информацию о развитии человеческого общества… все то, что может источать информацию, полезную для историка, а не только результаты целенаправленной человеческой деятельности, хотя именно источники исторического происхождения (т. е. памятники материальной и духовной культуры) составляют основной массив исторических источников. Но источники – это и окружающая человека естественно-географическая среда, и физико-биопсихические свойства самого человека, во многом предопределяющие и объясняющие деятельность и отдельных индивидуумов, и общества в целом.

И третья точка зрения на исторический источник может быть названа «информационным подходом». Ее придерживаются ученые – последователи школы И. Д. Ковальченко (А. Г. Голиков, Т. А. Круглова и др.). Они включают в понятие «исторический источник» «все, что создано в процессе деятельности людей, несет информацию о многообразии общественной жизни и служит основой для научного познания». Исторические источники, по их мнению, выполняют функцию накопления, хранения и передачи социальной информации о прошедшей действительности.

Все вышесказанное свидетельствует, что ключевое понятие источниковедения трактовалось учеными в соответствии с их воззрениями в области методологии. Расширительный подход, возникший в начале ХХ в., до сих пор не потерял своих сторонников. В то же время многие ученые сегодня базируют свое толкование исторического источника на учении А. С. Лаппо-Данилевского.

Медодология источниковедения, Ю.А.Русина.

Автор записи: Юлия Литвинова

Добавить комментарий