Миссионерство в язычестве

В последнее время всё чаще поднимают тему миссионерства в России. Как с законодательной, так и с моральной точки зрения. Недавний случай с Екатериной Калинкиной стал очередным катализатором для обсуждения. Фонд Традиционных Религий попросил редакцию Пантеона включиться в обсуждение этого вопроса, так что мы решили собрать мнения представителей разных течений язычества, и провести небольшую дискуссию: “срез мнений”, о том, что из себя представляет миссионерская деятельность и насколько она актуальна в современном язычестве. 

 

Екатерина Калинкина

Последовательница индуизма, организатор группы «Санатана Дхарма». К ней мы обратились, так как именно её случай запустил всё обсуждение. К тому же, она теперь глава религиозной группы. Не опросить её было бы преступлением. 

 

— Как вы видели, ФТР недавно запустили обсуждение миссионерства в языческой среде. Удивительно, что они решили не обращаться к вам. Мы постараемся это исправить, учитывая ваш бэкграунд (штраф за миссионерство и открытие религиозной группы). Всё началось с приглашения на праздник, с указанием, что это будет именно религиозное мероприятие. Скажите — вы сами таковые приглашения считаете миссионерской деятельностью?

Нет. Я назвала мероприятие религиозным с целью отпугнуть лишних людей. Как видно из программы и фото, оно не было чисто религиозным.

 

— Последующие события вынудили вас оформить религиозную группу. Сейчас вы можете публиковать такие приглашения совершенно законно. Можно ли ожидать, что вашей религиозной группой будет проводиться миссионерская деятельность?

Смотря что понимать под этим словом. Как выяснилось, понимание миссионерской деятельности в нашем законодательстве ну очень широкое.

 

— Обычно под миссионерской деятельностью понимается вовлечение, то есть призывы к чему-либо (прийти на праздник, принять религию, поучаствовать в религиозном действе). Где, по вашему, заканчивается информирование и ознакомление и начинается именно миссионерская деятельность?

Думаю, что она начинается, когда людей призывают вступать в какое-то конкретное объединение и осуществлять свою религиозную деятельность именно там. При этом объединение должно как минимум, иметь самоназвание и осознавать факт своего существования

 

— Насколько вообще миссионерская деятельность (вовлечение, привлечение сторонних людей в свою религию) присуща индуизму исторически? Насколько присуща сейчас?

В степени: «Ну ладно уж, заходи, раз пришел.» И то не у всех и не всегда. Индуизм — это не катехизис понятных правил. Тут всё сложно. Нет смысла зазывать людей, которые заведомо «не потянут».

 

— А насколько миссионерская деятельность вам нужна? Представим, что законов нет, штрафов нет, и все закрывают глаза на происходящее. Начали бы вы заниматься привлечением последователей? Насколько миссионерская деятельность, в отрыве от законов, вредна/полезна?

Смотря что иметь в виду под миссионерской деятельностью. Если то, как этим занимаются христианские протестанты — то скорее вредна. Если под этим иметь ввиду информирование о своей традиции и проведение открытых мероприятий — то это просто нормально для религиозного человека. Получается само собой, даже когда не ставишь перед собой такой задачи.

 

 

Андрей Соловов (Сигурд)

Асатру, глава общины Скидбладнир. Община имеет статус религиозной группы, Скидбладнир одними из первых подали заявление о регистрации религиозной группы Асатру. К тому же, это первая община скандинавских язычников, которая провела первый официально согласованный обряд в Москве. В 2016 году годорд Скидбладнир проводил прямые эфиры о религии асатру, также они принимали участие в выпуске первого журнала асатру в России (Гъяллархорн, сейчас Сага). В последнее время община снова стала проводить публичную деятельность, прямо сейчас они проводят открытый праздник Фрейфакси, куда приглашали приехать всех желающих (вспоминаем дело Калинкиной, начавшееся именно с приглашения на религиозный праздник). Это всё стало основанием для вопросов. 

 

— С недавних пор твоя община снова активизировалась в публичном поле: телеграм-канал, статьи, приглашение на Фрейфакси. Ты считаешь всё это миссионерской деятельностью?

Я бы не сказал, что это миссионерство. У меня никогда не было цели кого-то вовлечь в религию, но всегда была цель помочь тем, кто сам пришёл. Я бы сказал, что это скорее просвещение, но учитывая наши новые законы, эта фраза звучит как потенциальные проблемы.

 

— Как ты вообще относишься к миссионерской деятельности в асатру? Нужно или не нужно? Где та грань, где заканчиваются «просто информирование и ознакомление» и начинается вовлечение?

Плохо отношусь. Я не считаю, что язычеству в целом и асатру в частности требуется миссионерство. Вовлечение, это когда ты так или иначе склоняешь человека принять твою позицию, совершаешь для этого целенаправленное действие. А информирование, это когда ты вбрасываешь в информационное поле мнение.

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по твоему, заключается миссия асатру?

Сколько асатруа столько и миссий. Жить достойно в гармонии с силами (боги, духи, предки). А вот что такое достойно, как это — быть в гармонии, это уже каждый для себя сам решает. Те, у кого ценности совпадают, собираются в общины и группы.

 

 

Андрей Яромир

Окрутник, глава ватаги «Фолк ПоГОСТ». Ватага окрутников посещает не только “внутренние” языческие мероприятия, но и мероприятия/праздники светских властей. А иногда устраивает гуляния/шествия вообще вне каких-то оформленных праздников, просто в качестве “проходки по городу”. Про Окрутников часто пишут в местных СМИ, и сам формат участия окрутников где-либо предполагает вовлечение зрителей и их переход в статус участников действия. 

 

— Что для тебя миссионерская деятельность и как ты к ней относишься? Считаешь её полезной для язычества или вредной? Как сам считаешь — ваша ватага занимается миссионерской деятельностью? Особенно когда вы приезжаете к не-язычникам?

Отношение к миссионерству больше негативное, чем положительное. В том плане, что лично я бы не стал таким заниматься. Если принимать за миссионерство обходы квартир разными Свидетелями Кришны, толкание литературы у метро и пр.

Но если кто-то выбрал для себя такой путь, в том числе и в язычестве, то почему бы и нет. Не возьмусь рассуждать о вреде и пользе, т.к. будет множество моментов, перспективы краткосрочные и долгосрочные. Как по мне, в итоге всё же будет полезной, если больше людей об этом сложат хоть какое-то представление. Сомневаюсь, что это пойдёт на пользу язычеству, но родноверие может на этом выиграть.

Наша ватага не занимается ни миссионерской деятельностью, ни религиозной пропагандой. У нас исключительно культурно-просветительская миссия. Для каждого уровня мероприятия свой уровень просвещения. На светских можно рассказать про традицию, скоморохов, колядовщиков и пр. На языческих что-то уже поглубже подать. Даже на каких-то сугубо светских психологических тренингах или актёрских мастер-классах можно рассказать об опыте работы с публикой, образом или проработке своего внутреннего мира. 

 

— Скажи, для тебя, в какой момент заканчивается «Информирование, просветительская деятельность» и начинается «вовлечение, миссионерская деятельность»? Где та граница?

Мы никого не вовлекаем и не вербуем. Мы показываем человеку грани и возможности такого явления как ряжение. Если человек сам понимает, что это ему интересно как само явление или как инструмент достижения каких-то своих целей в своём развитии и хочет тоже попробовать, то мы просто даём ему такую возможность. Дальше уже решает он сам. У нас в ватаге не только традиционалисты есть и христиане, некоторые ездят с нами на все мероприятие, некоторые только на светские. Никого не заставляем.

Граница наверное стоит, но пока мы её не переходили. Мы просто делаем что нам нравится, а дальше уже кому как зайдёт, кого что заинтересует.

 

— А где проходит эта граница?

Граница для нас в активном вовлечении в свои ряды и навязывании своей картины Мира.

Мы за ряжение и традицию, а не за конкретные конфессии и их ответвления. Собственно поэтому и стремимся посещать самые различные фестивали, без какой-либо языческое подоплёки. И языческие мероприятия без каких-либо внутренних ограничений. С другой стороны что совсем светом ушибленные не смогут нас принять. Примерно как христианские фанатики, которые скажут что на Святки рядились в ангелов, а не рогатых.

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по твоему, заключается миссия в окруте?

Очевидно. Как слова «раб» и «работа» или «вор» и «воробей». Взять любую мало-мальскую компанию. У компании тоже будет своя миссия. Но это не значит, что она миссионерствуют. Это некая установка, помимо получения прибыли, с которой работники компании выполняют свои повседневные задачи.

Миссия окруты, по моему мнению — популяризация ряжения со всеми вытекающими. 

Чтобы не только матрёшка, водка и балалайка, но и ряженый.

 

 

Linnen McFerson

Кельтская язычница, представитель сообщества исследователей кельтской традиции.Создатель сайта Druidism.ru. Несмотря на активную публичную деятельность (сайт, сообщества в социальных сетях, лекции, подкасты), сообщество считается закрытым, а местами и внерелигиозным (только исследовательским). Нам стало интересно узнать об истоках такой закрытости, связана ли она с отсутствием прозелитизма?

 

— Вы представитель одного из закрытых языческих сообществ, однако и у вас есть публичная деятельность, социальные сети, лекции, подкасты. Считаете ли вы всё это миссионерской деятельностью?  

Публичная деятельность нашего сообщества носит ознакомительный характер, мы стараемся представить на наших площадках интересную и разнообразную информацию о традициях, истории и этнографии кельтских регионов, собираем мифы, легенды и сказки, рассказываем о мегалитах, кельтских кашелах и древних поселениях, о средневековых замках, публикуем переводы из этнографических трудов авторов 19 века. Мы надеемся, что наши публикации будут интересны как тем, кто уже давно интересуется кельтами, так и тем, кто только хочет узнать о них больше. Формат и наполнение всех наших коммуникаций будет просто не интересен тем, кому не интересны кельты, так что это вряд ли можно назвать миссионерством.  

 

— Где, на ваш взгляд, находиться граница между «информированием и просвещением» и «привлечением и вовлечением»? Что, по вашему, является миссионерской деятельностью? 

На наш взгляд миссионерская деятельность – это, в первую очередь, открытая агитация к принятию некого религиозного учения, причем, зачастую, людей слабо информированных, но склонных к вовлечению в религиозные или мистические группы. Нам такой контингент не интересен, поэтому основная задача нашего сайта и страниц в соцсетях – мотивировать людей интересующихся кельтской традицией к глубокому изучению материала. Мы уверены, что интерес к нашему учению в людях вызывают сами Боги, именно они приводят неофитов к кельтской традиции. Следовательно, мы здесь не можем как помочь, так и помешать им. Заинтересованного невозможно оттолкнуть, незаинтересованного бесполезно привлекать. Мы можем помочь тем, кто сам уже идёт по Пути кельтской традиции, сделать этот Путь насыщенным и продуктивным.  

 

— Как вы думаете, на данный момент прозелитизм и миссионерство являются, в общем, для язычества вредом или пользой? 

В настоящий момент современному язычеству не стоит обращаться к прозелитизму и миссионерству, так как оно еще находится на стадии формирования, и здесь стоит сделать упор на качество контингента, которые смогут привнести в него осмысленный вклад. Больше внимания уделять наполнению, а не количеству.  

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых – спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по-вашему, заключается миссия в кельтском язычестве?  

В кельтском язычестве основная «миссия», это сохранение, собственно, кельтских традиций и обычаев. Мы живём во времена, когда старые традиции забываются и подменяются новыми, когда возникают новые боги, теории, гипотезы. Они приживаются, выдаются за что-то изначальное. Страх утерять религию ведёт нас по пути систематизации и сохранения имеющегося.

 

 

Хадекен

 

Асатру, глава общины Twai Hrabnōz. Хадекен один из авторов Основ Вероучения Асатру, долгое время занимается публичной деятельностью: сообщества, курсы, видеоуроки, текстовые уроки, основание общины в Краснодаре, основание общины под Воронежем, основание общины под Москвой. Сейчас Хадекен приглашает желающих подключиться к постройке капища и храма на своей земле под Москвой. На данный момент его можно назвать одним из самых активных представителей германо-скандинавского язычества России. Не так давно Хадекен озвучивал планы по созданию Религиозной Организации, а в последствии и Централизованной Религиозной Организации. Разумеется такие планы могут предполагать прозелитизм и миссионерство. Исходя из всего этого интересно узнать и его мнение на данный вопрос. 

 

— Ты сейчас наиболее активен в этом плане из северян. Ты свою деятельность, публикации, покупку земли и приглашения туда людей, считаешь миссионерской деятельностью?

Разве что очень косвенно. Мы обустраиваем свой уголок, как обустраивает алтарь любой другой человек у себя дома. Миссионерствуем ли мы при этом? Косвенно, подавая пример того, как это могло бы быть. Типа, вот мой алтарь, смотрите. Или вот крода, капище. Наблюдатель смотрит и тоже думает, мол, и себе хочу подобное.

 

— А приглашения к совместному участию?

Толком мы кого-то уже, а кого-то пока не приглашаем. Из новых своих ребят специально не зовём потому что они трудны на подъём, вечно какие-то другие дела. Из сторонних пока не зовём, потому что нужно прибраться, довести до ума хозяйственные моменты. Да и в целом звать особого желания нет — народ вялый, в подавляющем большинстве своём или ещё какие-то причины, а навязываться мы не хотим. Так что мы, если что, и своими малыми силами обойдемся.

 

— Как ты вообще относишься к миссионерской деятельности в асатру? Нужно или не нужно? Где та грань, когда заканчивается «просто информирование и ознакомление» и начинается вовлечение?

Как уже сказано выше, мы против навязчивости, поэтому вариант ходить по домам с вопросом: «не хотите ли поговорить о господе нашем Одине?», нам видится неприемлемым. Равно как и стращание: «примкните, ибо Рагнарёк грядёт!».

Оптимально, когда есть общины, которые занимаются делами и публикуют отчёты.

И народ пусть сам смотрит, думает, делает выбор.

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по твоему, заключается миссия асатру?

В служении как таковом. Даже если бы у нас была концепция спасения, уверен, она бы звучала как «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Собственно, мы живём обычными жизнями с задачей оставить добрую память у людей и заслужить благоволение богов. На данном этапе, да и вообще, важно стремление к сплочению и общим делам. Не воспроизведение общинно-родового строя под копирку, но практическое руководство его идеалами как минимум — в общении, во взаимодействии.

 

Дмитрий Патриотов (Горыня)

Глава крупнейшей в Санкт-Петербурге общины родноверов «Велесье» и одноименной ватаги окрутников. Владеет лавкой, посвященной славянской и скандинавскому язычеству, проводит различные лекции и фестивали. Насколько эта деятельность может попадать под определение миссионерства? Мы решили узнать у самого Горыни.

 

— Ты глава одной из крупных общин СПБ, вы проводите мероприятия, приглашаете на них, ведёте активную работу в интернете, проводите в том числе и лекции. Ты это всё не считаешь миссионерской деятельностью?

Начнём с определения данного тезиса.

В Российской Федерации миссионерством признается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения.

Община «Велесье» создавалась и существует по сей день для проведения обрядов, это основная её задача, происходит ли миссионерская деятельность или нет, для нас не существенно. Обряды — это мироустроение, чтобы жизнь продолжалась, всё остальное лишь попутное, хоть и сердцам творящим вероятно важное и необходимое.
Горыня не считает это миссионерской деятельностью, для него некая миссионерская деятельность имеет совсем иной подход и свою специфику в методах, целях и задачах.

 

— Что, по твоему, является миссионерской деятельностью? Где граница между информированием/просвещением и привлечением/вовлечением?

Миссионерская деятельность в понимании нашем это некий «подход» к человеку, изначальному тебя не спрашивающему. То есть: «Тук тук. Поговорим о Боге?».

Просто размещение же информации на своей странице или в своей группе не считаю некой миссионерской деятельностью (пропагандой). Возможно мы не прав.

 

— Как думаешь, родноверию, и язычеству в общем, нужна сейчас миссионерская деятельность? В ней больше вреда или пользы?

Если ГРАМОТНАЯ и АДЕКВАТНАЯ, то да, но толковых людей в этом деле мы почти не знаем. Во всяком случае, из ныне живущих не вижу никого кто бы мог это качественно сделать. В современном славянском язычестве, увы, отсутствуют деньги на это, а группы-клопы до 100 тысяч чел или с бюджетом в 10 тысяч рублей на это не способны. Идейных много, но мы пока не на том уровне. Но тенденция лично нам нравится и мы жду времён, когда проявится тот, у кого и честь, и власть, и сильная команда за плечами, да опыт на то имеется. И он то да, сотворит нечто знатное. Пока что, увы, в наших песочницах это сотворить невозможно.

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию.
В чём, по твоему, заключается миссия родноверия?

Основная идеологическая задача (если речь об том) славянства — это укрепить память о былом, закрепить силы в настоящем и устремить волю в будущее. Боги — это МЫ, вот мыслеобраз достойный славянина и к чему он не только должен, но и обязан стремиться.

«Бог умер» — молвил Ницше , но время его внутри себя оживить… Он имел ввиду ощущение себя Богом, сейчас люди чувствуют себя аморфной массой, и это закрывает путь их душам и сердцам к великим свершениям .

А в целом, отвечать на эти вопросы Горыне странно. Дело важнее слова, хотя Горыня по себе проще, чем можно думать, и такие вопросы звучат , как : «Опишите, как вы дышите, что это для вас». Для него это само дыхание жизни, а миссия это, или образ жизни, или иное словцо — это скорее из ума сотворено было при ответе. Излишняя философия зачастую приводит к бездействию.

Всему своё время, всему своя мера!

 

 

Гвиддон Харвестон

Последователь Гарднерианской Викки, член международной ассоциации гарднерианских ведьм “Серебряный Круг”, национальный координатор МЯФ. Гарднерианская и Александрийская Викка отличаются своими, очень регламентированными, принципами вступления неофитов, с обязательными посвящениями и линиями преемственности, восходящими к Гарднеру (основателю учения). И, с одной стороны, Гарднерианских и Александрийских ведьм довольно мало, особенно в России, с другой стороны, с момента приезда Гвиддона в страну, их количество увеличилось. В этом материале нам интересно опросить не только активно проповедующих язычников, но и представителей закрытых сообществ, чтобы срез мнений был более объёмным. 

 

— Ты представитель Гарднерианской и Александрийской Викки, с достаточно высоким порогом вхождения для новичков. Но при этом ты, только на моей памяти, привлёк к своей традиции нескольких человек. Как ты относишься к миссионерству?

Отношение к миссионерству. Если под миссионерством понимать обращение неверующих или представителей других религий в свою веру, то ни я, ни прочие ведьмы не занимаются миссионерством. Мы считаем, что люди уже рождаются ведьмами и наша задача — повесить фонарь над входом. Осветить путь искателям ведовства. Напомнить людям, что мы существуем и они сами придут к нам, по своей свободной воле вернутся к себе домой, потому что они уже ведьмы. Нет смысла пытаться заставить кого-то принять нашу веру. Я считаю миссионерство бессмысленным занятием.

Согласно устным преданиям Гарднерианской и Александрийской традиций Ведовства, мы — ведьмы — являемся Тайными (Спрятанными или Спрятавшимися) — в английском оригинале — Hidden — Детьми Богини. Далее, наши клятвы запрещают нам разглашать личные данные других ведьм, их адреса и имена. Наши знания, наши Таинства и Мистерии не для всех, а только для тех, кто готов их услышать. У нас есть поговорка — храните Таинства, постоянно их разглашая. Это значит, что даже если бы мы вдруг очень сильно захотели миссионерствовать, у нас бы ничего не вышло — люди услышат, только когда сами будут готовы. В противном случае наши слова падут на глухие уши.

 

— Где, на твой взгляд, находиться граница между «информированием и просвещением» и «привлечением и вовлечением»? Что, по твоему, является миссионерской деятельностью?

Что такое миссионерская деятельность? Где грань между «информированием и просвещением» и » привлечением и вовлечением»? 

Насколько я понимаю, миссионерская деятельность это юридический термин из недавнего закона о миссионерской деятельности. Я не силен в юридических терминах. На мой взгляд, миссионерская деятельность — это организованные действия, направленные на то, чтобы люди не состоящие в вашей религии или конфессии стали прихожанами вашей религиозной организации. Грань между информированием и просвещением и привлечением и вовлечением состоит в том, что просвещая, мы сообщаем факты, даем информацию о чем-либо. Здесь намерение — помочь людям составить собственное представление о каком-либо предмете или явлении. Вовлечение и привлечение предусматривает убеждение неверующих в том, что именно верования миссионера правильные, попытки запугать, подкупить неверующих — то есть намерения не только в том, чтобы рассказать о своей вере, но и добиться определенного поведения — например, выпросить деньги на храм или добиться крещения ребенка.

 

— Как ты думаешь, на данный момент, прозелитизм и миссионерство являются в общем для язычество вредом или пользой?

Является ли миссионерство для Язычества вредом или пользой? Думаю в России от языческой миссионерской деятельности будет мало пользы. Наш народ в целом не особенно религиозен, большинство людей лишь номинально относят себя к той или иной конфессии. Думаю, что гораздо полезнее пробовать создавать языческие общины, пробовать передать языческое наследие младшему поколению, строить связи между общинами, строить собственную культуру. Да, просвещение в виде книг, статей, интернет-порталов, это все нужные вещи. Миссионерство, несение языческой веры неверующим и атеистам, попытки запугать или подкупить суеверных людей — думаю, это Язычеству не нужно, это бы повредило нам.

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по твоему, заключается миссия в Гарднерианской и Александрийской викке?

Миссия Гарднерианских и Александрийских ведьм проста. Мы простые люди. Мы поклоняемся Богам, которые наши Папа и Мама, Создатели. Мы стараемся жить в соответствии с циклами года, циклами жизни, справляем восемь фестивалей — шабашей. Мы имеем страсть к углублению знаний, в первую очередь познанию себя. Познай Себя — вот главный лозунг ведьм.  Мы чтим наших предков, наших учителей, жриц и жрецов, братьев и сестер. Когда нам или нашим близким что-то нужно, мы устраиваем так, чтобы это случилось, раз в месяц и лучше, когда на небе светит Полная Луна. Когда мы понимаем, что родная душа стремится вернуться в Культ Ведьм, мы помогаем ей вернуться, посвящаем этого человека в Ремесло Ведьм, обучаем, помогаем им вспомнить. Да, для нас, наш Культ, наше Ведовство, это самое лучший путь, путь, который удовлетворяет наши духовные потребности. Но мы понимаем, что этот путь не для всех, не все готовы по нему идти. Это не делает нас лучше или хуже остальных. Мы просто немного другие. Наша миссия — не в том, чтобы все стали ведьмами. Это невозможно и не нужно нашему миру.

Мы желаем, чтобы все люди познали самих себя, осознали себя, нашли путь к себе, победили свои страхи, нашли в своем сердце любовь — это и есть суть всех Таинств — и с помощью этого нового знания принимали решения, которые бы учитывали не только их собственные личные индивидуальные желания, но и желания и интересы всех жителей нашей планеты, людей и животных, всех обитателей Земли. Если вдруг человек далекий от Ведовства прочтет одну из наших книг и статей и это станет стимулом для дальнейших духовных поисков и прозрений, то какая разница, кем потом будет называть себя человек — христианином, буддистом или атеистом — важно лишь какие решения он будет предпринимать.

 

 

Григорий Блюдцев (Блюдц)

Эллинист, создатель сообщества “Эллинистика”. Сообщество заявлено как “неоязыческое”, что предполагает религиозный характер, и при этом насчитывает около 24 тысяч подписчиков. Ведение религиозного сообщества в интернете, по некоторым оценкам, само по себе является миссионерством. Мы решили узнать, так ли это. 

 

— Вы основатель крупного сообщества, посвящённого Эллинизму (Эллинистика). Считаете ли вы свою деятельность миссионерской?

В известном смысле. Вообще я занимаюсь популяризацией античной культуры, по большей части рассказывая о том, как жили и мыслили древние, это то, что называется «историей повседневности». Но при этом я стремлюсь к возрождению многого, что было для культуры древних естественным, как дыхание. Надо сказать, что за последние 150 лет такого вернулось немало. Например, массовый спорт, который даже в 18-19 веках ещё совсем не понимался, а азарт античных болельщиков историки ничтоже сумняшеся описывали как «классический пример варварства древних». И это только один пример. Эллинство подразумевает право на аборт, на эвтаназию, требует свободы слова… Всё это было неведомо христианской Европе долгие века, но сейчас вновь возвращается в нашу жизнь. За это-то в первую очередь мы и ратуем, и в этом аспекте эллинство — это просто-напросто возвращение к норме, которая настолько естественно, что происходит сама собой. Но процесс можно и ускорить. 

Кроме того, не всё можно возродить, кое-что христианство обрекло на гибель. Например, саму религию. Именно догматичность, нетерпимость и злоба христианства привела к тому, что сейчас у нас столько атеистов — и число их только растёт. И будет расти дальше. Блогер Богемик как-то сказал, что «римляне двигались к всеобщему экуменизму, а мы — к атеизму». Я боюсь, что он может быть прав. В наши дни этот важный аспект жизни человека просто-напросто кастрируется, ампутируется, будто больная нога. Я же считаю, что её можно и нужно вылечить. Для этого и нужна миссионерская деятельность, которая ведётся в группе «Эллинистика». Даже если человек, читающий её, и не станет адептом эллинства, будет здорово, если он хотя бы отчасти проникнется древней культурой. Это уже поспособствует тому, чтобы отодвинуться ему от варварства. В конце концов, эпоха Возрождения началась тогда, когда пала Византия, и в Европу вместе с греками-беженцами попали книги и знания о культуре древних. Этого хватило, потому что в ней имеется вполне конкретная установка на то, как надо жить. И она настолько вечна и несомненна, что этого хватило.

 

— Что, по вашему, является миссионерской деятельностью? Где граница между информированием/просвещением и привлечением/вовлечением?

Миссионерская деятельность — это, пожалуй, любой акт, мотивирующий человека задуматься о том, что есть религия, считаться (и быть, в перспективе) адептом которой куда лучше, нежели любой другой. Штука очень многогранная, и границы у неё крайне расплывчаты. Вот агрессивная раздача литературы, которую практиковали запрещённые нынче свидетели И. — это информирование или уже вовлечение? А когда они стучатся по квартирам и спрашивают «Как вы думаете, почему Бог допускает насилие?», они ведь ещё не агитируют за свою веру, но только общаются, объясняют. Одно от другого отличить невероятно трудно, а многие и не хотят, потому что слово «миссионерство» для них ассоциируется с чем-то дурным, в первую очередь с христианством, с агрессивным и ярым навязыванием догматов, выкорчёвыванием инакомыслия. Что же, если так, то для древних это тоже было естественным, и тем больше причин именовать это миссионерством. Собственно, древние-то и изобрели «видение единого мира», которое потом подхватили христиане. Как и последние, древние весьма сурово и безжалостно навязывали окружающим народам свою точку зрения, однако при этом не уничтожали те культуры, которые встречали, а многое из них впитывали, переваривали (христиане тоже так поступали, но всегда вынужденно, нехотя, как компромисс, и всегда надеялись потом-таки «добить», убрать совсем всяких Велесов-св. Власиев). Это-то во многом и создало то богатство античной культуры, которое было знакомо прежде каждому, кто имел отношение к образованию, называемым классическим. 

Язычники зачастуют являются антиглобалистами, и выступают за существование в своём крохотном мире, ограниченном естественным ареалом, и не лезут за его пределы, не хотят экспансии, они готовы лишь обороняться, не наступать (это их и обрекает; в Средние века часто говорили, что «кто только защищается — погибает». Нужно и нападать. Лучше всего вообще бить первым). Эллины же были первыми глобалистами, и считали, что нужно постоянно раздаваться вперёд и вширь, распространять своё мнение сколь только возможно широко и далеко, в идеале до границ самого мира. Если бы в мире победило не христианство, но эллинство, сейчас бы в России всё ещё верили в Перуна и Сварога. Но называли бы их немного иначе — Зевс Перуний и Гефест Сварогий. Они во многом бы перемешались, но сохранили очень многие свои уникальные черты.

 

— Как думаете, родноверию, и язычеству в общем, нужна сейчас миссионерская деятельность? В ней больше вреда или пользы?

Родноверию бы оно не помешало. Увы, там так не считают. Когда я общался с родноверами, мне как-то стало интересно, будут ли они принимать к себе тех, кто этнически отнюдь не является славянином; разумеется, они ответили «нет, ни в коем случае, им там нечего делать». Хотя, с другой стороны, сейчас вопрос стоит скорее о том, чтобы привлечь для начала в религию самих русских. Среди них агитация, кажется, ведётся, и это правильно.

Для язычества в целом оно тоже нужно. Неплохо было бы хотя бы на 10% сравняться с той агрессивной агитацией, которую проводит РПЦ. Учитывая, что язычество по природе своей более привлекательно, это не оставит христианству особых шансов на конкуренцию. Сейчас ведь куда больше язычникам, чем может показаться, просто многие из них скрывают это, не желая социальных конфликтов. Не так давно РПЦ высказала опасения по поводу засилья языческой символики в войсках. А чему тут удивляться? Вот эллинское язычество благословляло воинов вести войну. Марс отправлял легионеров «отнимать у врагов скот и женщин» безо всякой задней мысли. Всё понятно, как дважды два. А вот Иисус учил подставлять другую щёку, сам злу никак не противился. Неудивительно, что простым людям, идущим на войну, такая религия не по вкусу, воин-христианин всегда в некоторой степени шизофреник.

 

— Было ли присуще миссионерство изначальному эллинизму Древней Греции?

Классически принято считать, что языческие религии к миссионерской деятельности вовсе не склонны. Вероятно, это близко к истине, когда дело касается разного рода местечковых религий, народных. Они и правда никак не стремились распространить себя куда-то за пределы своего крошечного ареала.

Не таково эллинство. Оно вполне отвечает понятию «мировая религия», и распространилась далеко за пределы места, где зародилось. Оно активно насаждалось, но при этом, как я уже говорил, вовсе не кроваво и бескомпромиссно, подобно христианству, но по договорному принципу.

Эллинство поглощало другие религии, которые встречало, и те вливались в него добровольно, образовывался некий синтез, и всем становилось лучше, происходило взаимное культурное обогащение. И там всё ещё оставался огромный простор для инакомыслия, как упоминалось, свобода слова была для греков естественной, как дыхание. Христианство же мыслит по принципу «шаг влево-шаг вправо — ересь, сжечь, истребить, отлучить, наложить анафему». Эллинство, в общем и целом, могло бы (и ещё может) послужить эдаким колпаком, защитником всякого другого язычества от нападок таких злобных истребляторов культуры, как христианство. Оно бы, распространившись по миру, не боролось с местными обрядами, но включало их в себя, консервировало бы. Было бы эдакое удачное и славное сожительство всех религий.

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по вашему, заключается миссия эллинизма?

Эллинство многогранно, тут тоже можно найти «спасение». Мне более всего импонирует следующее: согласно Аристотелю, тот, кто не развивает в себе ум, разум, обречён на полную и окончательную смерть; интеллектуал же после смерти сохранит развитую часть души и будет жить вечно. Если бы все верили в подобное, мне кажется, дураков было бы куда как меньше… Собственно, по этой причине в первых рядах миссионеров эллинства должны идти, как мне кажется, разнообразные популяризаторы науки. Как видите, одна из миссий эллинства — это популяризация интеллектуальной деятельности (собственно, только познания древними философами считалось достойным занятием, всё остальное полагалось весьма второсортным деянием). На мой взгляд, лучше миссии и быть не может.

 

 

Игорь Андропов

Кришнаит, член ИСККОН. Когда речь заходит о миссионерстве, в разговоре так или иначе вспоминают Свидетелей Иеговых и Кришнаитов. Опрашивать христиан для нас несколько нестандартно, но связаться с представителем кришнаизма интересно, тем более по теме, напрямую интересующей и его и нас. Узнаем как обстоят дела с миссионерством у тех, кого в миссионерстве больше всего обвиняют. 

 

— Насколько я знаю, ты ведёшь тг-канал, посвящённый кришнаизму. Считаешь ли ты это миссионерской деятельностью?

Да, можно назвать это миссионерством, хотя и не очень активным. Всё-таки более эффективно распространять литературу и проводить лекции\встречи или хотя бы стримы.

 

— Как в принципе ты относишься к миссионерству и что понимаешь под этим словом? Просто информирование об особенностях своей религии, или нечто большее?

Это не просто донесение до людей какой-то новой информации, а скорей попытка дать им выбор между привычной картиной мира и новым мировоззрением, которое сможет кардинально изменить их жизнь.

 

— Миссионерство созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по твоему, заключается миссия кришнаизма?

Здесь у кришнаизма есть небольшое отличие. Несмотря на то, что проповедь, казалось бы, тоже массовая. Но её целью является своеобразная «отфильтровка». Считается, что принять сознание Кришны способны максимум 1-2% населения, но чтобы отыскать таких людей, нужно распространять учение максимально широко, пусть большинство и не захочет приходить в кришнаизм.

 

— Насколько вообще вашей религии исторически присуще миссионерство? Или это больше явление нового времени?

Можно сказать, что в кришнаизме есть две древние традиции. Одну можно назвать монашеской, более склонной к уединению и молитве. А вторая — проповедническая. В последние два столетия проповедническая традиция явно доминирует.

 

— И последний вопрос: кришнаиты давно и активно занимаются миссионерской деятельностью в нашей стране. Были ли у вас случаи конфликтов с властями или правоохранительными органами на этой почве? Вы как-нибудь регулируете эти вопросы?

Да, такое случается регулярно. Приходится обращаться к юристам или пытаться договариваться самостоятельно, смотря по обстоятельствам и возможностям.

 

 

Михаил Иванов

Последователь марийской традиционной религии, член общины «Марий кумалтыш». Разумеется, опрашивая разных “новых язычников” всегда интересно, как в данной ситуации поступали бы “не новые язычники”. И у нас есть возможность это узнать. С одной стороны, марийская традиционная религия (МТР) часто занимает полосы СМИ, они проводят открытые богослужения, и совсем не скрываются. Сказать, что марийцы представляют закрытое сообщество нельзя. Однако и сказать, чтобы марийцы проводили миссионерскую деятельность и кого-то привлекали тоже нельзя. То есть вопрос немного сложнее, чем мог бы показаться вначале. 

 

— Характерно ли для марийской религии миссионерство (то есть привлечение и вовлечение людей в религию)?

Нет, не характерно. Задача больше состоит в сохранении, а не в распространении своих взглядов во внешний мир.

 

— Как ты считаешь, миссионерская деятельность полезна или вредна для язычества в целом? И для марийской религии в частности.

С одной стороны, кажется, что активная миссионерская деятельность может дать приток новых членов в общины или язычество в целом. Я сталкивался с такой идеей, когда общался со славянскими неоязычниками: если будет много последователей, то легче сохранить, ведь всех «не задушишь, не убьёшь».  Однако, для этого должна быть более-менее серьёзная система взглядов, которой придерживаются достаточное количество людей долгое время (от 10 до 20 лет). С другой стороны миссионерская деятельность может убить разнообразие, некоторые течения в язычестве. У нас — в марийской традиционной религии — обрядовая часть в разных районах и регионах может немного различаться. Так сложилось исторически. Это нормально. Это не вызывает вопросов в духе «правильно неправильно.» У нас на практике нет чёткой централизации.

Миссионерство в русле МТР — занятие малоперспективное. Есть определенный процент «чимари» (чистых язычников), ещё больший процент двоеверов. МТР — про сохранение, не про распространение во вне. Нужно быть мари, знать марийский язык, вырасти в языческой или двоеверческой среде — лишь тогда это будет твоё, то, за что ты можешь умереть если понадобится. Как говорили старики: «Нашу веру кончать — нас кончать.» 

*МТР — марийская традиционная религия: так сейчас принято называть традиционные марийские верования в СМИ и официальных документах.

 

— Где, по твоему, находиться грань, между «информированием, просветительством» и «вовлечением/миссионерством»?

Грань может быть тонкая для ислама и христианства, но в нашем случае я могу привести пример.

В Йошкар-Оле несколько лет подряд на добровольных началах проводили занятия в выходные дни по темам, связанными с традиционными марийскими верованиями. Туда приглашались карты, пожилые люди-информанты, умельцы народных промыслов, учёные (историки, этнографы, лингвисты).  Деятельность носила именно просветительский характер. Люди делились знаниями, но в среди тех, кто уже и так либо язычник, либо двоевер. Повторю, я слабо представляю людей извне, которые не выросли в определённой среде, вдруг бы «заболели» марийским язычеством всерьёз.

 

— Миссионерство, очевидно, созвучно слову «миссия». И обычно миссионерство связывают с теми религиями, миссия которых — спасти как можно больше заблудших душ, приведя их в религию. В чём, по твоему, заключается миссия в марийской религии?

Миссия марийской религии — помочь мари сохраниться как этносу, сберечь своё культурное богатство и своеобразие. А куда именно уйдёт душа конкретного человека… кто знает? 

С сакральной точки зрения, люди с помощью обрядов помогают богам поддерживать порядок в мирах. Потому как если он (порядок) поменяется, то человека может и не стать…

 

Вывод

Как видите, большинство из наших респондентов склоняется к варианту “не миссионерство, но информирование”. В него входят сбор, систематизация и распространение информации о  язычестве, но только среди тех, кто изначально в этом заинтересован, не обязательно среди людей религиозных. Впрочем, это тоже вносит значительный вклад в развитие религии. 

Некоторые направления изначально не заинтересованы во «внешней» проповеди. Традиционные религии, вроде МРТ, ориентированы прежде всего на представителей своего народа и представить марийца, пришедшего «извне» им достаточно странно. Гарднериарская Викка открывает свои двери немногим избранным, а последователи друидизма считают, что людей приводят боги, следовательно любой прозелитизм не имеет смысла.

Тем не менее, сказать, что миссионерство в принципе чуждо язычеству нельзя, иногда, как в случае эллинизма, оно присутствует в религии изначально и уже проявлялось исторически. Но даже в этом случае язычество идет не по пути уничтожения, а по пути слияния, вбирая в себя лучшее из встречающихся традиций. Возможно, нам также стоит взять пример с древних греков, и двигаться не  по пути размежевания, а по пути сотрудничества.

Еще одним интересным моментом является юридическая грамотность. Даже ограничиваясь распространением достоверной информации о своей религии, общине или ресурсу неплохо было бы представлять о том, как работаю законы в нашем государстве, и как они могут работать против нас.

Напишите сами, мнение кого из наших респондентов оказалось вам ближе всего, и что вы могли бы сами добавить по этому вопросу. Информирование или вовлечение? Вред или польза? В чём миссия, и нужно ли её проповедовать? 

0

Автор публикации

не в сети 6 дней

Vanamaer

1
Комментарии: 0Публикации: 15Регистрация: 02-10-2020
[object Object]

Автор записи: Vanamaer

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
View all comments