Тор — бог попутного ветра?

Для викингов, странствующих по морю на парусных судах, самым желанным спутником был попутный ветер, помогающий быстрее добраться до земли. Не случайно он занимает очень значимое место в скандинавских мифах и поверьях.

Ветер — это великан Кари, брат Логи и Эгира, огня и океана. Ветер же создает взмахами своих крыльев исполинский орел Хрёсвельг. Усмирять и вызывать ветер могут Ньёрд и Один, а волшебный корабль Фрейра, Скидбладнир, наполняет им паруса по желанию хозяина.

Колдуны и чародейки могут напустить бурю на врагов и завязывают ветер на три узелка (первый — призывает легкий бриз, второй делает ветер крепче, а из-за третьего случаются страшные бури).

Не менее важную роль как податель ветра в верованиях скандинавов занимал могучий Тор, и, хотя в мифах связь Тора с ветрами и отсутствует, это не мешало викингам надеяться на его помощь во время путешествий.

Ветер и жертвы

Вскользь о владычестве Тора над ветрами упоминает Адам Бременский:

Тор, — говорят шведы, — царит в эфире, управляет громом и реками, ветрами и дождями, ясной погодой и урожаями.

Дудон Сент-Квентинский также пишет о вере скандинавов в то, что Тор дарует попутный ветер и о жертвах, приносимых ему перед путешествием:

Выполняя свои изгнания и выселения, они сначала совершали жертвоприношения в честь своего бога Тора. Ему жертвуют не скот или какое-нибудь животное, не дары отца Вакха или Цереры, но человеческую кровь, считая ее наиболее действительной из всех жертвуемых вещей. Поэтому жрец по жребию назначает лиц для жертвы; они оглушаются одним ударом бычьим ярмом в голову; особым приемом у каждого, на которого пал жребий, выбивают мозг, сваливают на землю и, перевернув его, отыскивают сердечную железу, т. е. вену. Извлекши из него всю кровь, они согласно своему обычаю, смазывают ею свои головы и быстро развертывают паруса своих судов на ветру; считая, что таким путем они укротили ветер, они стремительно садятся на весла.

Здесь нетрудно заметить сходство с обычаем, о котором говорится в Саге о людях с Песчаного берега:

А после того, как Торд Ревун учредил тинги четвертей, он велел созывать там Тинг Западных Фьордов; жители всех Западных Фьордов должны были вести свои тяжбы именно там. До сих пор можно видеть тот круг, где людей присуждали в жертву богам. В этом круге стоит камень Тора, о который предназначенным в жертву разбивали головы; еще и сейчас можно видеть пятна крови на камне.

В саге не говорится о том, совершались ли подобные жертвы перед плаванием, но мы еще увидим, что жители Исландии сильно полагались на Тора во время морских путешествий.

Поиск земли и дары из моря

Колонисты, прибывавшие в Исландию в поисках лучшей доли, часто были людьми набожными, и в выборе места для будущей усадьбы полагались на своего бога-покровителя. Так это сделал Торольв, в Саге о людях с Песчаного берега:

Тогда Торольв бросил за борт столбы почетной скамьи, что прежде стояла у него в капище; на одном из них был вырезан Тор. Он еще заранее решил, что поселится в Исландии там, где Тор изволит вынести себя на берег. И едва столбы отдалились от корабля, как их подхватило течением и понесло западнее того фьорда, как людям казалось, изрядно быстро. Затем поднялся свежий ветер; они поставили парус, прошли на запад к Мысу Снежной Горы и, обогнув его, зашли во фьорд.

Тор достиг суши вместе со столбами. Это место с той поры зовется Мысом Тора. Потом Торольв объехал с огнем занятые им земли от устья Посошной Реки на побережье вглубь суши до реки, названной им Рекой Тора, и поселил там своих спутников. Он поставил у Капищного Залива большой хутор и назвал его Капищный Двор. Там же он велел возвести капище; это был большой дом. В боковых стенах, ближе к углам, были прорезаны двери. Внутри стояли столбы почетной скамьи; они были закреплены гвоздями; гвозди эти звались боговыми.

В Книге о занятии земли, нерадивый христианин Хельги, также ищет землю полагаясь на Тора:

Хельги Тощий приехал в Исландию со своей женой и детьми. С ним был также его зять Хамунд Тёмная Кожа, который женился на Ингунн, дочери Хельги. Хельги был очень непоследователен в вере. Он верил во Христа, но молился Тору перед морской поездкой или при трудностях.

Когда Хельги увидел Исландию, решил он узнать у Тора, где следует выбирать землю, и получил указание плыть на север вокруг страны.

Вороний Хрейдар знал об обычае бросать столбы в море, но считал его глупым, а потому попросил Тора самого провести его корабль к берегу:

Одного человека звали Вороний Хрейдар, а его отцом был Офейг Болтающаяся Борода, сын Бычьего Торира. Отец с сыном снарядили свой корабль в Исландию, но когда они уже увидели землю, Хрейдар подошёл к мачте и сказал, что не будет бросать столбы от почётного сидения за борт, потому что считает глупым принимать решение таким образом, сказал, что лучше призовёт на помощь Тора, чтобы тот провёл его к земле, и пообещал, что будет сражаться за ту землю, если она уже занята. Так он вошёл в Мысовый Фьорд и заплыл на берег Городищенских Песков. Хавард Цапля пришёл к нему и пригласил его к себе, и там он провёл зиму на Цаплином Мысе.

Весной Хавард спросил, что он собирается делать, а Хрейдар ответил, что намерен сразиться с Сэмундом за землю. Но Хавард отговорил его от этого, сказав, что это плохо закончится, и попросил его пойти на встречу с Эйриком из Долины Богов и спросить совета у него, «ибо он самый мудрый человек в этих краях». Хрейдар так и сделал.

Но когда он встретил Эйрика, тот отговорил его от враждебности, сказал, что неслыханно, что люди ссорятся, пока так мало населения в стране, и сказал, что лучше даст ему всё междуречье ниже Жилищного Болота, что именно туда Тор направил его, туда был повёрнут нос корабля, когда он выплыл на Городищенские Пески, и сказал, что это плодородная земля для него и его сыновей.

Тора призывали не только для того, чтобы направить к берегу свой корабль, но и для того, чтобы бог принес своему верному последователю что-то необходимое. Например Халльстейн, сын того самого Торольва, просит о столбах, для почетного сиденья:

Халльстейн, сын Торольва Бородача с Мостра, занял Тресковый Фьорд и жил на Халльстейновом Мысе. Он устроил там жертвоприношение, чтобы Тор послал ему столбы для почётного сидения. После этого к берегу прибило дерево, длина которого составляла шестьдесят три локтя, а толщина — две сажени. Из этого дерева сделали столбы для почётных сидений для почти каждого дома в этом фьорде. То место, где к берегу прибило это дерево, теперь называется Сосновым Мысом.

В Саге об Эйрике Рыжем Торхалль Охотник просит Тора, своего покровителя, чтобы тот прибил к берегу кита:

Немного погодя к берегу прибило кита, и люди сбежались и стали разделывать его, но никто не знал, что это за кит. Карлсефни хорошо разбирался в китах, но и он не знал, что это за кит. Повара наварили китового мяса, но все, кто его ел, заболели.

Тут подошел Торхалль Охотник и сказал:

— Ну что, разве рыжебородый не оказался сильнее вашего Христа? Это я получил за стихи, которые сочинил о моем покровителе Торе. Он всегда мне помогает.

Здесь мы подходим к еще одному мотиву, связанному с Тором, ветрами и мореплаванием: в многочисленных сагах и легендах отразились представления о борьбе Тора с христианским богом, в которой громовержец выступал защитником старого обычая, наказывая тех, кто решился оставить веру предков и вступая в противостояние с новой религией.

Гнев Тора

В представлениях христиан власть над ветрами принадлежала богу и святым, к которым они и обращались во время бури. Так, в Книге о занятии земли мы видим как побратимов Колля и Эрлюга настигает шторм, и Эрлюг призывает на помощь святого Патрика, а язычник Колль — Тора:

С Эрлюгом на корабле были: человек по имени Колль, его побратим, второй Торольв Воробей, третий Торбьёрн Жабры и его брат Торбьёрн Сумерки. Они были сыновьями Бёдвара Лысого как Пузырь.

Эрлюг с людьми вышли в море, у них было тяжкое плавание, они не знали, где плывут. Тогда Эрлюг попросил епископа Патрека привести его к берегу и пообещал назвать его именем то место, где они высадятся. Тогда они проплыли ещё немного и увидели землю на западе, где и высадились. Место, где они высадились, называется Гаванью Эрлюга, а тамошний фьорд они назвали Фьордом Патрека. [А Колль призывал Тора. Тогда начался шторм, они подошли к месту, которое называется Залив Колля, и там он покинул корабль.]

Здесь братья (и, видимо, их покровители) разошлись мирно, но чаще всего встреча Тора с христианским богом или его последователями оканчивалась конфликтом.

В саге о Ньяле крушение корабля Тангбранда, христианина, изгнанного когда-то из Исландии за богохульство, трактуется его оппоненткой Стейнунн Скальдконой как результат действий Тора, о чем она и сочиняет насмешливые стихи:

Корабль Тангбранда разбился на востоке, у мыса Буландснеса. Название этого корабля было «Бык». Тангбранд стал разъезжать по всему западу Исландии. Ему навстречу выступила Стейнунн, мать Рева Скальда. Она пыталась обратить Тангбранда в язычество и долго говорила с ним. Тангбранд молчал, пока она говорила, но потом начал долгую речь и оспорил все, что она сказала.

— Слыхал ли ты, — спросила она, — что Тор вызвал Христа на поединок, но тот не решился биться с Тором?

— Я слыхал, — ответил Тангбранд, — что Тор был бы лишь прахом и пеплом, если бы Бог не захотел, чтобы он жил.

— А знаешь ли ты, — спросила она, — кто разбил твой корабль?

— А ты что можешь сказать об этом? — спросил он.

— Вот что я скажу тебе, — ответила она:

Недруг отродья Грейп,
Грозный, дракона морского
Разбил и на берег бросил, —
Не берегли его боги.
Расколот в мелкие щепы
Струг колокольного стража.
Верно, Христос позабыл
О быке обиталища рыбы.

И она сказала еще одну вису:

Долго тресковой тропою
Тор скакуна морского
Гнал, в волнах швыряя,
И в ярости бросил на скалы.
Больше не плыть под парусом
Полену земли тюленей,
Разбит Тангбрандов корабль
Ураганом врага Хрунгнира.

После этого Тангбранд и Стейнунн расстались, и он отправился со своими спутниками на Крутое Побережье.

В Саге о о людях с Болот, Торгильс, обратившийся в христианство, ссорится с Тором, который сулит ему разорение и беды, если Торгильс не вернется обратно. Торгильс не уступает и надеется на христианского бога, но дома ему приходится туго, и он решает попытать счастья в Гренландии. После этого к нему во сне приходит разгневанный Тор, и угрожает неудачным плаванием и гибелью, если только тот не вернется к старой вере, но Торгильс прогоняет его, снова говоря, что ему поможет всевышний.

Плавание действительно оказывается неудачным, и спутники Торгильса хотят принести жертвы Тору, но он запрещает своим людям совершать жертвоприношение. И, хотя Торгильс и попадает в Гренландию, его корабль всё же терпит крушение у берега новой земли.

Но, чем сильнее становилось влияние христианства на скандинавских землях, тем реже Тор выходил из битвы победителем. Важным источником тут является Прядь о Рёгнвальде и Рауде:

В то утро Рауд отправился, по своему обыкновению, в капище. Тор был очень опечален и не удостоил Рауда ответом, когда тот попытался заговорить с ним. Рауда это очень удивило, и он разными способами пытался вытянуть из него хоть слово и узнать, что же такое стряслось. В конце концов Тор отвечает ему в великой горести и говорит, что поступал так не без причины:

— Потому что меня очень огорчает, — сказал он, — приезд тех людей, которые направляются сюда на остров, и я испытываю к ним отвращение.

Рауд спросил, кто эти люди. Тор сказал, что это Олав сын Трюггви со своей свитой.

Рауд сказал:

— Дунь в их сторону из своей щетины, и мы дадим им достойный отпор!

Тор сказал, что едва ли это сильно поможет, но они все же вышли из капища, и Тор изо всех сил дунул в усы и в бороду. Сразу же вслед за тем навстречу конунгу задул противный ветер, да такой сильный, что конунгу ничего не оставалось, как воротиться назад в ту бухту, в которой он стоял до того. Так повторялось несколько раз, однако с каждым разом конунг все настойчивее стремился попасть на остров, и дело кончилось тем, что с Божьей помощью его благое рвение взяло верх над тем демоном, что ему противостоял. Рауд вновь пришел в капище и увидал, что Тор хмурится и сильно не в духе. Рауд спросил, в чем дело. Тор сказал, что конунг прибыл на остров.

Рауд сказал:

— В таком случае соберем все свои силы и окажем им сопротивление, но не станем сдаваться.

Тор отвечал, что от этого будет не много проку. Тут конунг посылает людей сказать Рауду, чтобы тот явился к нему. Рауд с неохотой говорит в ответ:

— Я не приду к нему на встречу, поскольку я не обрадован его приездом, но еще того меньше ему рад Тор, мой могущественный бог.

В Пряди Тор терпит поражение в борьбе с Олавом Трюггвасоном, и в ней же мы видим эпизод, в котором Тор дует в свою бороду, чтобы вызвать ветер. И, что самое важное, у него есть совпадения с некоторыми археологическими находками.

Держащиеся за бороду

«Фрейр» из Рэллинга, костяная фигурка из Лунда.

До нас дошло несколько фигурок, изображающих человека, который сидит на коленях или на скамейке, и держится руками за бороду. Значение этих статуэток интерпретируются по-разному, и как фигурки для хнефатафла, и как изображения Фрейра, но некоторые исследователи, например Ричард Перкинс, считают, что перед нами все-же изображения Тора.

Статуэтка из Эйраланда, костяная фигурка из Исландии и идол из Черной Могилы.

Такая характерная поза, как раз может отражать представления о том, что Тор дует в бороду, чтобы вызвать ветер, и указывать на его роль, как возничего колесницы.

Перкинс также считает, что эти фигурки могли быть аналогом вышеупомянутых ветряных амулетов, и должны были помогать своему владельцу во время плавания.

Заключение

Несмотря на то, что исландские саги испытали заметное христианское влияние, они все равно остаются очень важным источником, поскольку показывают нам не мифы, а то, как проявлялось отношение к богам в обычной жизни, то самое «живое язычество».

Тем интереснее наблюдать за тем, как воспринимались наши боги этими древними людьми, считавшими, что их покровитель может помочь с поиском земли, бросить вызов чужому богу или обидеться на предательство бывшего последователя.

Хотя в мифах и не говорится прямо, что Тор управляет ветрами, его покровительства все равно ожидали во время морских путешествий, как это видно во множестве примеров из саг. Возможно до нас не дошли рассказывающие об этом мифы, или это результат людской наблюдательности (ведь грозу приносит ветром), а может роль Тора как защитника людей расширилась и до защитника мореходов от бури и безветрия…

Источник: Norrœnn Siðr | Северная традиция

Литература:

Richard Perkins «Thor the Wind-raiser and the Eyrarland Image»

Дудон Сент-Квентинский «Об обычаях и деяниях первых герцогов Нормандии»

Сага об Эйрике Рыжем

Сага о людях с Песчаного берега

Книга о занятии земли

Сага о Ньяле

Сага о о людях с Болот

Прядь о Рёгнвальде и Рауде

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

Vanamaer

1
Комментарии: 0Публикации: 17Регистрация: 02-10-2020
[object Object]

Автор записи: Vanamaer

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
View all comments