Родноверческий «День Марены»

21 ноября в родноверии отмечается День Марены. «Эта дата взята из церковного календаря — 21 ноября по старому стилю (4 декабря — по новому) отмечается Введение во храм Пресвятой Богородицы. Михайлов День (8 ноября по юлианскому календарю / 21 ноября — по григорианскому календарю) «слывёт в народе за первый шаг необлыжной зимы», а временем, когда зима входит в полную силу, считается праздник Введения: «В народе говорили: «На Введение зима вводится», «Введение — ворота зимы», «Введение пришло — зиму привело», ибо верили, что в этот день зима окончательно вступает в свои права» […] Нам неизвестны сведения, на основании которых можно с уверенностью предполагать существование у наших Предков языческого праздника во время вхождения зимы в полную силу. Процитируем здесь текст календаря СО «Велесов Круг»: «21 груденя / ноября — Марин день. В пору двоеверия на Руси 9 груденя/ноября отмечали Матрёну (Матрону) Зимнюю. Примечали: «На Матрёну иней на деревьях — к морозам», «Коли на Матрёну туман — к оттепели», «Если в этот день гусь выйдет на лёд, то будет ещё плавать на воде».

По поверьям, приходит Морена-Зима не позднее 21 груденя/ноября. «Православные» христиане отмечали в этот день Введение Марии Богородицы во храм. В народе говорили: «На Введение зима вводится», «Введение — ворота зимы», «Введение пришло — зиму привело», ибо верили, что в этот день зима окончательно вступает в свои права.

За день до Введения отмечали Прокла (20 груденя/ноября) — день, когда творили обереги от всякой нечисти: «На Прокла всякую нечисть проклинают». Сразу после Введения отмечали Прокопьев день (22 груденя/ноября) — день, начиная с которого устанавливался первый санный путь: «Введение идёт — за собой Прокопа ведёт», «Прокоп по снегу ступает — дорогу копает», «Прокопий дороги прокапывает», «Где Прокоп прокопал, там и зимний путь стал»».

В этом описании нет никаких языческих обрядов, только погодные приметы и упоминание о проклинании нечисти, явно связанное с именем христианского святого Прокла.

На сайте Российского Этнографического Музея есть следующие сведения об обрядности Введения: «(…) на Введенье начинались зимние гуляния — совершались катанья на санях. (…) Первые санные выезды взрослых сопровождались особой торжественностью. К их началу приурочивался обряд «казать молодую». Родные и знакомые собирались в доме, где были молодожены, чтобы «смотреть как поедет молодой князь со своею княгинюшкой», т.е. на выезд молодых. Перед выездом новобрачных происходило небольшое «столованье» — угощение пришедших гостей, которое прерывалось «на полустоле», чтобы завершиться при возвращении молодоженов. Отправляясь на гулянье, молодые переступали порог своего дома по вывороченной шерстью вверх шубе. Таким образом они защищались от неожиданных бед и напастей, которые могли повстречаться им во время санного катания. Свекор со свекровью, провожая невестку с молодым мужем на гулянье, просили «остальных поезжан-провожатых уберечь ее от беды встречной и поперечной», «от глаза лихого» (…) Для подобного выезда подбирались легкие сани, украшенные резьбой и росписью (их называли «княжеские» или «с выводами»). Если молодые были из богатой семьи, то они сидели на медвежьей шубе, одетые в самую нарядную одежду. За санями молодых ехали гости в празднично украшенных санях, составляющих «санный поезд». Молодожены кланялись по сторонам, «показывая себя». При этом пелись песни, пился мед и выкрикивались здравицы в честь молодых. Возвратившихся с гулянья встречали свекор со свекровью, принимали невестку из рук молодого и кланялись поезжанам за то, что уберегли ее «ото всякого глаза, ото всякой притки, ото всякой напасти». Заходили молодые в дом также наступая на шубу, положенную на пороге дома, где продолжалось праздничное угощение»» (цит. по: Светозар Озёрский (Шурыгин В.А.), Мирослав Курганский (Власкин Е.А.), Будай (Новиков А.В.). Годовое Коло славянских святодней (опыт реконструкции), 2015.).

Ниже мы приводим сведения о праздновании Дня Марены в ССО СРВ, СО «Велесов Круг» и Общине (жреческом круге) «ЗЕМЛЕпоклонники».

ССО СРВ

Вариант 1 (по материалам волхва Вадима (Казакова В.С.):
«21 листопада (ноября) — день Богини Смерти Марены, день наступления ночной тьмы и прихода зимы. Устанавливается премерзкая погода: моросит дождь, идёт мокрый снег, дует холодный ветер, слякоть.

Богиня смерти Марена играет важную роль в мировоззрении славян. Именно она обрезает нить человеческих судеб и губит всё живое в природе. Но без смерти не будет новых рождений, поэтому необратимой эта гибель не является. На смену предкам придут новые славные поколения потомков, на смену ночному мраку — светлый день, на смену лютой зиме — теплая ласковая весна.

Во многих славянских обрядах и празднествах прослеживается упоминание Марены, хотя сам День Марены праздником не считается, и приглашать на него, также как и на похороны, никого не принято. На зачине не произносят никаких славлений. Обавница провозглашает: «А ни Мара, ни морока не смиемо славити». После этого люди, чтобы показать, что не боятся Марены, идут на болото, где тушат горящие головни в болотной елани (незамёрзшей трясине).

Обрядовая пища: кисель, оладьи, морковь, репа»;

Вариант 2 (по материалам жреца Всеслава Московского (Бесчётнова А.):
«По осени уходят Светлые Боги во Сваргу небесную, и замыкает её Сварог до весны. Лишь Огнебог Семаргл и Велес Вещий с людьми остаются, чтобы те не сгинули в царстве Морены.
Морена (Мара, Марена, Морана, Марана) почитается славянами как Сама Предвечная Тьма за пределами Тремирья (Явь-Навь-Правь), в Явленном же мире — Мара почитается как тёмный лик Великой Богини-Матери. Так мир наш Явленный устроен, что за осенью приходит зима, за бодрствованием – покой и сон, за рождением – смерть. Не бывает ни Света без Тьмы, ни Жизни без Смерти. Не быть Новому без того, чтобы ушло Старое, не родиться Жизни новой без того, чтобы не умерло то, чей срок пришел. Смерть на то дана, чтобы вечно обновляться, очищаясь от всего негодного и ненужного.
Морена и все Боги Тёмные – суть родные Славянские Боги и их почтить должно. Но не славим мы Морену как Светлых Богов, а возвеличиваем её, чтобы не Смерть на себя призвать, а умертвить в себе всё дурное и суетное, изгнать его из сердца вон!

Обряд пройдёт в лесу примерно в 16:00, как стемнеет. Сбор на капище в 14:00 (подготовка к обряду).

На зачине не произносят славлений, жрецы величают Великую Тёмную Мать и обращаются к Ней. На обряд никто не приглашается. Кому требуется участие в обряде — все приходят сами.

Треба для обряда: сырое мясо, кисель, оладьи, морковь, репа.

Кто придёт — не забудьте прихватить с собой свою старую вещь (майку, рубаху и т.д. — ношеную, нестиранную). А также подготовиться заранее и навязать на чёрную нить наузы, наговаривая на каждый из них то, от чего избавится нужно (недуги, ситуации, отношения, состояния души и т.д.). Нить крепится к ивовому или ореховому прутику».

СО «Велесов Круг»

«ДЕНЬ МОРЕНЫ (МАРИН ДЕНЬ) — отмечается 21 груденя/ноября-месяца (либо 9 груденя/ноября), в пору прихода Морены-Зимы.

В некоторых современных Родноверческих Общинах МАРИН ДЕНЬ отмечается лишь после того, как снег покроет землю. Марин день в Кологоде — встреча зимы. В эпоху двоеверия на Руси 9 груденя/ноября отмечали Матрёну (Матрону) Зимнюю.

Примечали: «На Матрёну иней на деревьях — к морозам», «Коли на Матрёну туман — к оттепели», «Если в этот день гусь выйдет на лёд, то будет ещё плавать на воде». По поверьям, приходит Морена-Зима не позднее 21 груденя/ноября. «Православные» христиане отмечали в этот день Введение Богородицы во храм. В народе говорили: «На Введение зима вводится», «Введение — ворота зимы», «Введение пришло — зиму привело», — ибо верили, что в этот день зима окончательно вступает в свои права. За день до Введения отмечали Прокла (20 груденя/ноября) — день, когда творили обереги от всякой нечисти: «На Прокла всякую нечисть проклинают». Сразу после Введения отмечали Прокопьев день (22 груденя/ноября) — день, начиная с которого устанавливался первый санный путь: «Введение идёт — за собой Прокопа ведёт», «Прокоп по снегу ступает — дорогу копает», «Прокопий дороги прокапывает», «Где Прокоп прокопал, там и зимний путь стал».

Обряд дня Марина волхва Богумила Мурина (Гасанова Б.А.):

1. Творить обрядиво надлежит во темени, ближе ко ночи, ибо то пора Мары-Мороки.

2. А идти во глухомань какую, где выискать для обряда древо, пред коим славить надлежит — елину вековую или осинину великую.

3. Костерок творить невелик, ибо света надо малость лишь.

4. У древа соорудить кут Навий, исполненный знамений Её, кои суть: главина мёртвая от человека или животины, горшок пустой перевёрнутый или черепие горшечное, чаша со угольем или прахом, нож и кожи кус.

5. Поклоняться Маре должно во Капи или во Образе узорошитом, или черепие коровьем, или ино.

6. Близ кута, у подножия древа, навострить «навиих костей» — прутов, и во снеги их воткнуть, как колие.

7. Во начало — о Маре что сказать, и о ходе обрядном, и о том, что кажен делать может и не может, и почто так.

8. Место то и люд весь очистить чураньями, а тако же и кругом заградить, опахав ли по снегам, просыпав ли угольем, насекши ли топорьем, или всё то кряду сотворив.

9. Положить зачин и затем речь до Мары словеса непраздные, прославляя Её и отваживая Её.

10. Речи же словеса, что на ум идут, или те, что уже изречены были прежде и рекутся ныне.

11. Бо почните, сестры, брате // Восславите Мару-Мати // Мара-Марена Велика // Не отврати Сваго лика // Яви явися до ныне // И очи Свои воздыме // Дажди лепоту и благо // Чтущим Тебя многовсяко // Пресвята, пречиста, чудна // В ночи, в пещерах, подспудно // Чтись моленьями людскими // Прийди за словами сими // Не худмя приди, а лепо // Возьме требу нашу крепку // В неге, в небе, всюду стати // Славься много, Мара-Мати!

12. Мара, Мара // Мара-Мати // Николи Тебя не знати // Мара-Мати // Худым звати // Смерти стати // Мимо гряди // Ходи, мори // На погорьи // Люд не трони // Оборони // Свята чара // Мати Мара!

13. Свята черна Матушка Мара // Со Сваго полнощного двора // На нас да возрадуйся // На нас да умилостивися // Прийдь да не с хворями // Прийдь да не с горями // Прийдь и честна и добра // Прийдь и блага и лепа // Сниди, красота черновласа // Твои брови — черны соболя // Твоё лице — млеко белое // Восславися мила да кротка // Восславися тиха да мягка // Ко нам снидь да требы примай // Требы примай да нас не замай // Славися, Мара нощная-полнощная // Западна-северна, годовая-зимняя!

14. Карься, Мара! Колотися, Мара! // Человечей житью, гробовою рытью // Полной мерой каждому отмери // Младу младеню, стару стареню // Благу — тиха, поконе живихом // Иншу — лиха воздай за гриха // Навьей костью, прахом погостья // Явися во красе али во страсе // Мора-глади, боли-лихоради // Люду не покини, Роду не отрини // Песком засевано, кругом обрывано // Нас обыди, от сего изыди // За черные мори, ледяные горы // Днесь прославима, лютость утолила!

15. Мара Маревна // Матушка гневна // Матушка Мара // Во Небеси стала // Мара Чернава // Шита, вита, брана // Мара Молода // Тёмная вода // Мара Хвороба // Земельна утроба // Мара Морока // Ходи от порога // Мара Хмуряна // Костями убрана // Мара ненастна // Ходи, да не часто // Мара румяна // Свята, окаянна // Мара Маранье // Встани на росстанье // Мара Недоля // До Тебя довольне!

16. Мара, Мара // Мати, Мати // Николи Тебя не знати // Сухи хворостья // Ходи до погостья // Мара люба // Ступа ступай // Наше люди
не загуби // Люты холоды // Изведи невзгоды // Славься, Мати Мара // Днесе Твоя пора!

17. Ходи, води // Мара стужа // Ходи, води // Нас не недужи // Ходи, води // Мара Хвороба // Ходи, води // Несыта утроба // Ходи, води // В зиме сумеречной // Ходи, води // Да не суперечно // Ходи, води // Да на перепутьи // Ходи, води // А про нас забуди // Ходи, води // Всё без упокою // Ходи, води // От нас стороною!

18. Во требу Маре полагаемы: мясо сырое и мясо готовленное, сало, пиво, молоко и сытое, и кислое, хлеб и чёрен, и бел, и подгорелый, моркови и редьки.

19. Требой не обносить, но от всех собрати и, очистив, до Мары её вести. Не во огонь требу, а на костье насадить, а питья долу возлить, ко подножию древа.

20. Во огонь же покидать старые и порченные вещи тех, кто здесь, дабы погорели все невзгоды и хвори.

21. Запалить же от огнища ещё сук со тряпьём и им пред ликом Мариным провесть несколькожды, сии словеса при том возрекая раз за разом: «Маре-Матушке во честь да во славу, а нам Марой не поятыми быти, и да от хворей-невзгод очиститься!» А вслед, речи продолжая, пройти до каждого Родовича, что в обряде стоит, и провесть тем огнём близ лица и дланей его, також и себе содеяв прежде, абы спалить всяку недобрость. Сук же заворотить во огонь. Или иначе всё: запалить светоч и по ряду пустить, абы каждый сам над огнём руку подержал.

22. Во хвост обряду речь о Маре-Матушке сказания, о силушке Её, о деяниях, кому да в чём помогла, кого да как наказала.

23. А далее уж сами судите-рядите как делать — тихо обряд блюсти, во беседах и со думами, иль рядиться в саже сваляться, да игры в беса заводить, да колобродить со смехами многими.

24. Блага нам всем! Маре-Матушке — прославление!
Гой, Черна Мати! Гой-Ма!

Слава Роду!».

Община (жреческий круг) «ЗЕМЛЕпоклонники»

Обряд дня Марены от Бахаря (Блинова А.):

«В конце Ноября – Груденя (так же сей месяц звался среди Славян — Листопад, Листогной и т д ) встречают Марену, Богиню Смерти, срок её — Зима время её — Ночь. Приносили Марене жертву и требы, прося о том, что бы не была Зима суровой сверх меры, чтоб накрыла МАТЬ ЗЕМЛЮ добрым снежным одеялом. Чествовали её и кланялись ей, как владычице Мира, вошедшей в свой срок на престол. Без смерти нет жизни, без ночи нет дня, а за Зимой всегда приходит Весна, всему свой срок и своё время.

Обращаясь на запад солнца, жрец говорит:

День года прожит, приходит Ночь…
Опало пламя, приходит тьма
И даже Боги уходят прочь,
И Мир в остывший идёт ЗИМА…
Так было, так будет от века до века и до конца веков…

(поклон)

Дева белая, яко снег – ледяная пыль
Дева чёрная, яко Ночь – тьма беззвездная.
Очи твои — лёд хладный
Думы твои – зверь гладный
Время твоё да воля твоя,
Срок твой да власть твоя.

(поклон)

Быть холоду до поры,
Лежать снегу до Весны,
Спать ЗЕМЛЕ, да сном тем живиться,
В колыбели ледяной
Быть до времени одной.
Ты пой, пой, Маренушка, песнь свою,
Завывай в метели,
Запевай в пурге,
Пой ЗЕМЛЕ песнь колыбельную,
Пой.

(поклон)».

Автор записи: Вадим Карнач

Осознал себя славяно-русским новоязычником более 20 лет назад. Примерно столько же времени собирал архив, посвящённый истории родноверия (за что в узких кругах широко известен как "архивариус";-) ). Один из основателей липецкой языческой общины "Искон". Жрец липецко - воронежского содружества славяно-русских новоязычников "Колодезь".

Добавить комментарий