Веселин Бешевлиев. «Болгарские рунные надписи»

Перевод: Константин Горицвет

С конца семнадцатого века обнаружились многие загадочные надписи в северной Монголии, на берегах реки Орхон, в долине реки Енисей и в долине реки Талас, написанные чертами и резами, т.н. тюркскими рунами (от герм. Runne «тайна»), отличные от немецких. Все попытки подсчитать время их создания остаются невозможными. Были высказаны различные предположения об их этнической принадлежности. Наконец, в 1893 году датскому языковеду Вильгельму Томсену[1] удалось найти ключ и прочитать надписи. Оказалось, что их язык был древнетюркским. Позже к их чтению были привлечены многие учёные, в основном русские. Исследования, в основном орхонских надписей, показали, что они были созданы с конца 7-го века до первых лет 8-го века, и что они были частично надгробными надписями, вырезанными в честь тюркских правителей и сановников Кутлуг-кагана или Ильтериша, Бильге-кагана, или Могиляна (734), Кюль-тегина (731) и их современника, мудрого военачальника Тони-кука. Эти надписи подробно описывают события, связанные с жизнью и деятельностью упомянутых лиц. Это самые древние исторические памятники тюркской истории. Позже были найдены и другие древнетюркские надписи.

Древнетюркское руническое письмо (аутентичное название – Göktürk или Orkhon)

Тюркские надписи были также обнаружены в Юго-Восточной Европе: на камнях и стенах Маяцкого городища, недалеко от Воронежа[2]; на баклагах, хранящихся в Новочеркасском музее[3]; на камнях Хумаринского городища на Северном Кавказе[4]; на стенах Каракентского городища[5] и неподалёку от него, и другие. Эти рунические надписи, отличающиеся от орханских, всё ещё пытаются прочитать.

Намогильный памятник с древнетюркской рунической надписью из бассейна р. Талас (около г. Джамбула)

Рунические надписи также имеются на некоторых сосудах так называемого Надьсентмиклошского клада (ныне на румынской земле) — клада золотых сосудов, который сегодня находится в Вене[6]. И эти надписи впервые прочитал В. Томсен[7]. Обычно они считаются болгарскими, однако венгерский тюрколог Дьюла Немет[8] определил, что они написаны на бечинском (печенежском) языке, с чем согласны многие эксперты.

Клад, обнаруженный близ венгерского селения Надь-Сент-Миклош

Руническое письмо было также у венгерского племени секели, которое проживало в Трансильвании примерно до 15-го века. Все рунические письма довольно сильно различаются по фонетике и начертанию. Сейчас известно две области распространения этих рун: азиатская — к востоку от реки Талас, и европейская — к западу от этой же реки.

Венгерские руны, происходящие от тюркского рунического алфавита

Третья группа образовывает множество рунических знаков, которые встречаются на камнях, глине и других предметах в бывших пределах Болгарии. Они встречаются везде, где были протоболгарские сооружения, такие как Плиска, Мадара, Преслав, Силистра, на дунайском острове Фукулы-Луи-Соаре, на каменном блоке в Шудиково, Югославия, и в скальной церкви при Басарабе, Северная Добруджа, где они образуют целые надписи. Из этих памятников видно, что руническое письмо было хорошо известно протобулгарам, о которых есть письменные сведения. Арабский писатель Ибн ан-Надим[9] сообщает, что и дунайские болгары, и волжцы были одним из тех народов, которые пользовались резным письмом. Это то, что утверждает Черноризец Храбр в своём знаменитом труде «О письменах», которое начинается со слов: «Таким образом, у славян не было более ранней письменности. Но когда они были язычниками, они читали и гадали по чертам и резам.» Возникает вопрос: каких славян имел ввиду Черноризец Храбр: всех славян или определенную их группу? Пока не установлено, было ли у славян письмо, состоящее из черт и резов. Учитывая, что Черноризец Храбр жил и писал в Болгарии, вряд ли можно ошибочно предположить, что под славянами подразумеваются болгарские славяне или, точнее, сами болгары. Наличие рунических надписей в Болгарии и использование некоторых знаков в колдовских целях полностью совпадает со словами Черноризца Храбра в начале текста, где болгары читали и гадали по чертам и резам.

Страница из «…рассказа» Черноризца Храбра (X в.) в редакции «Острожского букваря» Ивана Фёдорова

На праболгарские рунические знаки впервые обратил внимание Карел Шкорпил, сначала в «Сборнике научных и народных рассуждений» (VIII, 1892, 40), а затем в «Известиях Русского археологического института в Константинополе» (X, 1905, 250–280 и таблицы XCIX, L и LI), известном как Абоба-Плиска. Там были опубликованы более 138 знаков. Это число включает в себя множество вариаций и сочетаний, поэтому истинное число намного меньше. Позже были добавлены другие, не только найденные в Плиске, но также в Мадаре, Преславе и в других местах[10]. Такие знаки были обнаружены на пяти сторонах каменного блока на развалинах небольшой церкви в Шудиково[11] на правом берегу реки Лин в предгорьях Тифрани, Югославия, до возникновения болгарского государства 9-м веке.

Карел Шкорпил (Karel Škorpil)

В связи с тем, что эти знаки обычно единичны, предполагается, что они представляют собой каменные символы, цифры или тамги (османско-турецкие клейма), то есть отличительные знаки и печати. Однако некоторые исследователи, такие как, например, К. Шкорпил и другие, высказали мнение, что это буквенные символы какого-то праболгарского алфавита. В пользу этого мнения послужили следующие находки: пять знаков, вырезанных один за другим, на каменном блоке, найденном в Бяла, Варненская область, шесть на одной пластине в Крка-жаба (ныне с. Аспарухово, Михайловградская[12] область), а также семь на блоке в Большом, или Тронном дворце в Плиска. Все эти знаки, очевидно, являются надписями, а не просто символами, тамгами или цифрами. Наконец, предположение о том, что большое количество праболгарских знаков на самом деле являются буквами, подтвердилось после обнаружения более 60 надписей с праболгарскими знаками или рунами в каменной церкви в Басараби (ныне Мурфатлар)[13], Северная Добруджа, Румыния. Здесь на скалистом склоне из мягкого мела близ Кюстендже (ныне Констанца) высечены две церкви, одна над другой, на стенах которых острым предметом выцарапаны различные изображения и рунические надписи, а также древнеболгарская кириллица. Исследования этих рунных надписей специалистами тюркологами по рунному письму, которые до сих пор не были сделаны, должны выявить звуковые значения рунных знаков и установить их содержание. Тот факт, что они нацарапаны на стенах христианской церкви, указывает на то, что они были вырезаны после принятия христианства в 865 году. На данный момент, сравнивая их друг с другом, можно установить некоторые общие сочетания знаков, которые представляют одинаковые целые выражения и морфологические составляющие. В древнетюркском письме[14], к которому относятся и первоболгарские рунные знаки, примечательно то, что каждый знак означал изначально слог, то есть определенное сочетание гласного и согласного. Соответственно сочетание согласного, связанного с гласными перед ним, например знак Ʌ = Ч может обозначать слоги AЧ, ЯЧ, ЕЧ или просто Ч. Многие согласные обозначаются разными знаками, в зависимости от того, относятся ли они к предъязычному или подъязычному гласному. Направление письма справа налево, редко слева направо. В конце некоторых надписей из Басараба под последним знаком расположена тамга. Наконец, некоторые руны с одинаковым значением появляются в разных вариантах. Вот почему один или несколько символов могут означать одно или несколько слов.

В добруджанских надписях, по сравнению со старыми тремя руническими надписями в Шудиково, заметно отсутствие широко распространенного сочетания IVI, которое встречается на самых различных предметах, таких как камни, глиняные сосуды и т.д. Это даёт основания полагать, что это сочетание представляет собой религиозное языческое понятие, которое противоречит христианству и, следовательно, не может стоять в христианском храме. И наоборот, частое использование этого рунного знака в руинах Басараба подразумевает, что оно выражает некую христианскую религиозную концепцию. Этот знак встречается относительно редко на камнях Плиски и в других местах. Примечательно, что знак появляется в древнетюркских рунических надписях Орхона, Енисея и Таласа, которые состоят из сотен рунных знаков, только четыре раза с вероятным значением «возвышение». Это различие в использовании двух знаков в старых рунических надписях из Плиски (и других мест) и в Басарабских надписях, и с учётом значения в древнетюркских надписях позволяет предположить, что этот знак в христианских рунических надписях означает «всевысший» или «господь», а IVI[15] в языческих «Тангра» или «Тенгри», то есть небесный или верховный Бог тюрок и болгар[16].

Семилучевая розетка из Плиска

Праболгарские надписи записывались греческими буквами, за исключением цифр, а также, для обозначения владений, — немецкими рунами. Наконец, как и немецкие руны, и греческие буквы, некоторые праболгарские знаки имели магическое значение, о котором прямо говорил Черноризец Храбр. Однако трудно различить их отдельное употребление. Но наиболее вероятно, что они использовались как магические знаки. Здесь нужно упомянуть семилучевую розетку, найденную в Плиске[17]. На лицевой стороне упомянутый знак IVI, который в данном случае означает «небо» или «небосклон». На оборотной стороне, посередине, расположено круглое ушко, а на каждом из семи лучей начертаны символы, которые, вероятно, обозначают семь звёздных тел: Солнце, Луна, Марс, Меркурий, Юпитер, Венера и Сатурн. Эти тела сыграли важную роль в древней магии, и по имени каждой из них назывались семь дней недели в Ассирии, Вавилоне и Риме, а также у древних германцев. Розетка, несомненно, была магическим прибором для предсказания будущего, которое было известно с древних времён. Нить продевали через ушко с обратной стороны, на которой вращалась розетка. Знак или, вернее, день, на котором остановится розетка, указывает, будет ли сделанное в этот день успешным или нет. Тридцать пятый ответ папы Николая I на вопрос болгар[18] сообщает, что болгары перед выступлением на бой собирались, соблюдая определенные дни и часы, чтобы предаться заклинаниям, играм, песням и гаданиям об исходе битвы. В семьдесят седьмом ответе задаётся следующий вопрос: «Вы говорите, что один грек брал закрытую книгу в руки, а другой, взяв палочку, тыкал ее в самую книгу, и если от этого проявляется хоть какая-то двусмысленность, они утверждали, что узнали всё, что хотели. Вы, однако, задаётесь вопросом, следует ли этот обычай соблюдать и далее или всё же отказаться от него»[19]. Из этого вопроса ясно, что гадание было достаточно широко распространено, чтобы стать предметом расследования папы. Более того, это гадание не сильно отличалось от гадания на розетке.

В Преславе была найдена круглая бронзовая пластина диаметром 2 см с кольцом для подвешивания. На лицевой стороне вырезан знак IVI, а сзади шесть знаков V, так что он образует что-то вроде креста[20]. Знак IVI, который был символом неба и соответствовал верховному Богу Тангре, так и самостоятельный знак V, отваживали, согласно вере болгар, злые силы, то есть они имели апотропейное или обережное значение, подобное крестному знамению христиан. Вот почему первый знак вырезан на кольце из Престоваца, Югославия, а второй — на овальном золотом кольце, найденном в Видине. Такое же значение имел символ IVI на черепице, кирпичах, каменных блоках, глиняных сосудах и других предметах. На черепице он служил громоотводом. Арабский писатель Ибн Фадлан сообщает, что волжские болгары особенно боялись грома. «Если молния ударяет в дом, они не подходят к нему и оставляют его, а также всё, что внутри, людей, имущество и т.д., пока время не разрушит его. Они говорят: «Этот дом — один из тех, на кого разгневался Бог»»[21]. Поэтому здания, в основании которых встроены каменные блоки с таким знаком, находились под мощной защитой верховного Бога. Этот же знак был начертан на глиняных сосудах для крепкого здоровья. В связи с этим, возможно, пятьдесят третий вопрос болгар к папе Николаю I звучит так: «Допустимо ли ставить знак Святого Креста на стол, за которым нет священника или диакона, и есть еду»[22]. Знак IVI высечен на каменном блоке, найденном в Бяла, на обеих сторонах которого также имеются два других знака. Тот же знак, с несколькими другими, высечен на блоке, найденном в Шудиково. Стоит отметить, что два из трёх знаков на блоке из Бяла встречаются на блоке из Шудиково. Есть символы, присутствующие на блоке из Шудиково и розетке. Эти общие знаки объединяют памятники и указывают на их единое происхождение. Возможно, знак IVI на этих двух блоках, которые стояли в приграничных районах, также служил магической защитой.

Итак, бронзовая табличка с надписью IVI была амулетом, который защищал её носителя от болезней, сглаза и пр. Что касается ношения амулетов, 79-й ответ папы Николая I однозначно гласит: «Вы заявляете, что у вас есть обычай, когда немощные носят на шее амулеты, чтобы восстановить здоровье»[23]. У амулета, упомянутого выше, действительно есть кольцо для ношения.

Очевидно, что праболгарские знаки не были созданы в Болгарии, а были привезены болгарами со своей старой родины. Это видно не только из того, что такие же или похожие знаки были обнаружены на юге России, в землях, когда-то населенных тюркскими племенами, такими как хазары и другие, но также из-за наличия полных или косвенных совпадений со древнетюркским рунным письмом из Орхона. Енисея и других мест.

После создания двух староболгарских алфавитов, глаголицы и кириллицы, основанных на фонетическом принципе — для каждого звука был свой знак, и принятия староболгарского языка как церковного, соответственно письменного, болгарское руническое письмо было вынуждено отступить Это произошло, однако, как представляется, с некоторыми скидками в его пользу. Паукоподобная редкая буква X в глаголице и кириллические буквы ь, ъ, Ѣ, Ѫ и ж очень напоминают первоболгарские руны с похожим начертанием. Что касается происхождения этих букв, когда ни праболгарские символы, ни надписи из Басараба ещё не были известны, существовали различные, маловероятные точки зрения, например, что они произошли от коптского алфавита и т. д. Теперь, когда известны праболгарские руны, гораздо более вероятно, что прототип вышеупомянутых букв лежит именно в тех рунических знаках, которые были, как видно из слов Черноризца Храбра «чертами и резами», хорошо знакомых создателям староболгарских алфавитов.

[1] Dechiffrement des Inscriptions de l’Orhon et de l’Jenissei, Copenhague, 1894.

[2] Артамонов, М. И., Надписи на баклажках Новочеркаскаго музея и на камнях городище, Советская археология, 19, 1954, с. 263–268.

[3] Там же, с. 267.

[4] Кузнецов, В. Л., Надписи Хумаринского городище, Советская археология, 1, 1963, с. 298—305.

[5] Хабичев, М. Л., О древнетюркских рунических надписях в алански катакомбах, Советская археология, 2, 1970, с. 64–69. Срв. също А. М. Щербак, О рунических письмености в юго-восточной Европе, Советская тюркология, 4, 1971, с. 76–82.

[6] Nemeth, J., The runiform inscriptions from Nagy Szent-Miklos and the runiform Scripts of Eastern Europe, Acta Linguistica Academiae Scientiarum Hungaricae, 21, 1971, c. 1–52.

[7] Une inscription de la trouvaille d’Or de Nagy Szent-Miklos, Copenhague, 1917, c. 325–353.

[8] Nemeth, J., пос. съч., c. 9. Вж. обаче С. Г. Кляшторный, Хазарская надпись на амфоре с городища Маяки, Советская археология 1, 1979, 275.

[9] Ibn Fadlan’s, Reisebericht von A. Zaki Yalidi Togan, Leipzig, 1939, c. 194.

[10] Дончева-Петкова, Л., Знаци върху археологически паметници от средновековна България VII–X век, С., 1980

[11] Pudic, Iv., Sudikovski znaci, Naucno drustvo Bosne i Herzegovine, Codisnjak — III, Centar za Balanoloska ispitavanja, Saraevo, 1965, c. 179–185.

[12] с 1993 — Монтанская (прим. пер.)

[13] Besevliev, V., Beobachtungen ueber die protobulgarischen

[14] Айдаров, Г., Язык Орхонских памятников древнетюрской письменности VIII века, Алма-ата, 1971, с литература.

[15] На мой взгляд он более напоминает IYI (прим. пер.)

[16] Бешевлиев, В., Значението на първобългарския знак IVI, Известия на Народния музей — Варна, XV, 1979, с. 17–24.

[17] Там же, 20 и далее.

[18] Дечев, Д., Отговорите на папа Николай I по допитванията на българите, С., 1940, с. 65.

[19] Там же, с. 103.

[20]Бешевлиев, В., Първобългарски амулети, Известия на Народния музей — Варна, IX, 1973,53–63.

[21] Ibn Fadlanis, пос. съч., с. 64 и 185.

[22] Там же, с. 81 и далее.

[23] Там же, с. 105.

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Константин Горицвет

1
Комментарии: 6Публикации: 1Регистрация: 17-08-2018

Автор записи: Константин Горицвет

Отправить ответ

  Подписаться на уведомления  
Уведомлять о