ВЕДЬМЫ ПРОТИВ ПРЕДВЗЯТОСТИ МЕДИА

В мае полиция предоставила обвинения в убийстве ранее исчезнувшей Лейлы Каветт, жителю Алабамы Шэннону Райану. Вся пресса вместо описывания самого расследования и его развития, начала писать лишь о роде деятельности подозреваемого.

«Он считает себя ведьмаком, следователи считают его похитителем», «Алабамский ведьмак арестован за убийство флоридской женщины». «Райан не скрывал своих религиозных практик. Он писал в сообществе Фейсбука под названием «Волшебный Кундалини» — это  сообщество было посвящено: Ведьмовству, самопознанию, медитации, здоровью, благополучию, фитнесу и наставничеству»- подобными строками пестрили издательства.

Однако, многие ведьмы после ареста Райана, заявили, что у возможного преступления не было религиозной, либо оккультной подоплёки.

Одним из комментаторов стала Себа О’Кили, ведьма родом из Алабамы: «Заметьте, это не происходит с людьми других конфессий. Никто не пишет: «баптист совершил убийство». Даже если преступление было каким-то образом связано с вероисповеданием преступника, например недавний шутинг в Спа Атланты. Это безответственная журналистика. Она подвергает нас нешуточной опасности».

Себа заявляет, что в её штате до сих пор есть дискриминация, которой подвергаются ведьмы. «Они не решаются говорить о своей вере публично, продолжая «сидеть в шкафу с метлами». Нас увольняют с работы, нам угрожают». О’Кили хотела бы быть более открытой в вопросах своей веры: «Есть тысяча способов мирного взаимодействия с нашими соседями-христианами, но после случая Райана слово «ведьма» заставляет их насторожиться. Это несправедливо. Мы платим налоги, мы голосуем, мы волонтёрим в разных проектах, мы инвестируем в местные сообщества. Когда репортеры используют слово «ведьмак» как уничижительный термин, они предполагают, по умолчанию, что это наихудшая характеристика, которую только можно дать человеку. Так ли это? Я лечу людей. Я не совершаю преступлений. Хей, я даже скорость не превышаю!»

Слова ведьмы актуальны и для иных штатов. Так, во Флориде в 2015-ом году газеты пестрили заголовками о «сыне ведьмы», приговоренном к 65 годам тюрьмы за детское порно.  Даже в прогрессивном Нью-Йорке шумные уличные проповедники сорвали американский ведьмофест в 2016-ом году.

В 2017-ом Нью-Орлеанская пресса сообщала о «ведьмовском жреце», осужденном за изготовление порнографических материалов.  В том же 2017-ом году Совет по правам человека ООН впервые официально поднял проблему преследований: за ведьмовство, самосудные казни, изгнания и другие карах, которым подвергаются лица, заподозренные в колдовстве в различных странах. Разумеется, в США уровень угрозы для ведьм не находится на столь высоком уровне, как в Африке и Индии, однако и там могут наступить неприятные последствия, особенно в сельской местности. Для американских ведьм и ведьмаков это, в первую очередь, риски в области занятости — в судах США находятся несколько исков о незаконном увольнении, связанном с религиозной дискриминацией. Вторая угроза — это запугивание. В ходе шествия язычников в Оубурне, Алабама, группа молодых людей под предводительством священника окружила участников. Подобные инциденты имели место и на других публичных мероприятиях язычников

И всё же труднее всего быть ведьмой на сельском Юге. При этом ведьмовство — это совсем не чуждое явление для этих мест. Американское ведьмовство можно охарактеризовать, как синтез европейской традиции с местными верованиями африканского и собственно американского происхождения.

О’Кили унаследовала свои практики от обеих бабушек и няни: «Мы — целительницы, знающие много о свойствах местных растений и их лечебном использовании. Мы делаем чаи и припарки. Мы знаем, как придать вещам благие свойства».

В своих мемуарах журналистка Салли Куинн рассказывает о знакомстве с магическими практиками в детстве, проведенном на американском Юге. Она характеризует их как смесь шотландского мистицизма и магии вуду. «Я научилась видеть силу волшебного и потустороннего, именно это соприкосновение с миром незримого заняло в моей душе нишу религиозного чувства», — пишет она, — «чувства не ортодоксального, ведь это нечто было возможно непосредственно ощутить и, в известном смысле, пощупать». Какой бы укоренной в местной культуре не была магия, она скрывается под псевдонимами «молитв» (по сути, заклинаний) и «целительства». Иногда ведьмовство называют «народной верой», хотя чаще стараются не называть как-либо вообще.

В январе 2021 года несколько изданий в Западной Вирджинии написали о «женщине, помешавшейся на ведьмовстве», которая убила собственного ребенка и покончила с собой. Во всех этих делах не прослеживается четкая связь между преступлениями и религиозными взглядами обвиняемых.

Подобную тенденцию также успела осудить, и Селена Фокс — исполнительный директор «Лиги освобождения женщин» — языческой организации, занимающейся религиозными свободами и правами человека.

«Считаю большой ошибкой упоминания религиозной принадлежности преступника в заголовках новостей, если только автор статьи не проводит действительно глубокий анализ причин преступления и бэкграунда правонарушителя. «Ведьма» — это не просто слово. Его используют как оружие в преступлениях ненависти по всему миру. Несомненно, это слово привлекает внимание публики. Но авторы и редакторы должны рассматривать весь комплекс факторов, определяющих идентичность человека, а не только религию» — заявила Фокс.

Источник: https://vk.com/wall-167211059_2498

0

Автор публикации

не в сети 6 дней

Legotsai

0
Комментарии: 0Публикации: 14Регистрация: 04-10-2020
[object Object]

Автор записи: Legotsai

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
View all comments