Языческая курганная топонимика Верхневолжья и мерянский субстрат

Андрей Мерянин. «Панен па валгаж» (Паны и курган).

В статье «К вопросу об исследовании курганной топонимики» ивановского краеведа А.В. Яблокова встретил любопытное. Археологи прошлого века Уваров А.С., Тихонравов К.Н., Нефедов Ф.Д. и другие в своих работах отмечали необычность названий древнерусских могильников на исторической мерянской территории (ИМТ) и их своеобразие для каждой местности.

К.Н.Тихонравов в заметке, представленной на I археологический съезд 1869 г., отмечал, что до приезда в 1851 г. Алексея Сергеевича Уварова, начавшего на территориях Ярославской и Владимирской губерний огромные по масштабам раскопки, курганы известны были в народе под названиями: «паны», «панки», «пановы могилы», «кочи», «бугры», «ямы», «пупки», «горы», «горицы», «могилицы», «валганы», «валгашки», «тоболки».

«Паны» и «панки́».

Проводивший в 1878 году в окрестностях Ростова раскопки Кельсиев А.И. писал по этому поводу:

«Меня давно занимало широко распространенное название курганов: паны, панки, панские или пановы могилы, равно и обилие деревень с такими названиями в местностях, где встречаются курганные кладбища. Употребление для курганов того же названия даже в Олонецкой и Архангельской губерниях, где поляки никогда не были, заставило меня предполагать в звуке «пан» нечто иное».

Сам не находя возможного толкования необычных имен, Кельсиев обратился к В.Н. Майнову (петербургский фенолог), попросив объяснить значение слова с корнем «пан» в угорских и урало-алтайских наречиях России. Ответ был чрезвычайно любопытен и содержал в себе следующее: «по-весьски или по-чудски, «паннен» значит класть, полагать, а пангед — могила; по-карельски, панан — хоронить; по-мордовски: I) мокша, панда значит холм, курган, могила, 2) эрзи, пандо — гора, могила, холм.

Исходя из этого, названия курганов «паны» и «панки» можно было объяснить корнями финно-угорских языков и предположить, что оставлены они народом, обитавшим до прихода славян в районах Ростова Великого и Переславля-Залесского, а именно мерей. Эта мысль была высказана этнологом и археологом Екатериной Ивановной Горюновой в 1961 г..

Данное предположение подтверждается при определении территории, распространения «панов». B eё состав входят земли вокруг Ростова и Переславля-Залесского, частично Костромской, Ярославской и Ивановской областей, а также отдельные подобные названия встречаются в Вологодской и Архангельской областях. В Ивановской области, по данным Ерофеевой Е.Н., названий с основой «пан» насчитывается около 20, причем расположены они исключительно в центральных и западных районах и лишь на Волге достигают г. Юрьевца и Макарьева (Костромская область). Указанные территории полностью совпадают с районом расселения летописной мери. Итак, очевидно, «паны» и «панки» — мерянские названия курганов.

Но в некоторых местностях, в частности в Суздальском уезде, они имели исключительные названия, как, например, в селе Шокшове — курганные группы (могильники) местные жители называли «валганы», а небольшие из них «валгашки», а в Юрьевском за селом Красным – «Турдан и Волот».

«Турдан и Волот»

В имени Турдан легко узнается древнемарийское/мерянское имя Туртан ж. м. др.-мар.: турт/тюрт, сюрт – «дом» +тан –«друг», «приятель»; «домочадец». Тыртан/ас – «малорослый», «невысокий человек». Встречается в Уржумском у. в 1716г.; Козмодемьянском у. в деревнях Шудугуш и Куплонга, в 1717; в Сернуре в 1762г.

Топоним Волот распространен в Верхневолжье и традиционно связан со средневековыми могильниками. Это деревня Волотово Буйского района в Костромской области, гора «Волотова могила» в Фурмановском районе, Ивановской области, озеро Волотовское под Костромой, «Волотова могила» у города Переславль-Залесский, поселок Волотово в Ивановской области. Интересны легенды об основании города Вологды:

«….От баснословных каких то Волотов, подобно греческим гигантам, якобы они перед… крещением тут жили и построили сей город, назвали оный так, как и реку по имени своему Волотой или Володовой». 

Ярославский этнограф Светлана Чернецова в своей работе «Опыт интерпретации преданий об аборигенах края в верхнем Поволжье в связи с семантикой культовых камней» писала, что в народных легендах «волоты» являлись защитниками городов и деревень. Причем богатыри — покровители одного поселения, т.е. «хорошие» могли делать зло по отношению к иноплеменникам (т.е. являются «плохими» для других). Волоты могли мимоходом вырывать сосны, передвигать горы, вытаптывать озера. Они перебрасывались друг с другом забавы ради огромными камнями, оставляя при этом отпечатки свих рук и ног на них.

В народной памяти жителей Ивановской и Костромской областей сохранились предания о чуди и Волотах, которых местные жители считали загадочными народами, жившими здесь.

О  Волотах в Буйском уезде Костромской области в 1919  г.  был записан  следующий рассказ:

«Близ именья Г.Н. Глаголева  «Ивановское»  есть Волотовы горы… они, по преданию, накопаны были жившими здесь великанами по  имени Волоты. Они были так велики, что, занимаясь  кузнечным делом, передавали друг другу топоры на другой берег реки.» 

Эти и многие другие факты, по мнению Светланы Чернецовой, позволяют видеть в «волотах» типичных представителей преданий об аборигенах края (в нашем случае мери), которые весьма распространены во всем мире. В европейском фольклоре великаны изображены в виде язычников каменного века, которые «чуждались завоевавших страну людей, ненавидели их земледельческие занятия и звон колоколов… Часто племена великанов носят имена «гуннов и чуди».

Семантика преданий о «волотах» так же неотличима от сказаний про великанов «панов» (так же связанных со средневековыми могильниками). Приведем лишь наиболее интересные из них.

«В стародавние времена в окрестностях с. Волов Макарьевского уезда обитали паны, люди крупного сложения, всю жизнь проводившие в разбоях. Кладоискатели в курганах на берегу р. Ломны и в самом деле находят костяки больших размеров, оружие и различные металлические украшения. Говорят, что при костяках не встречаются ни крестики, ни другие священные изображения».

Жители с. Дороватова рассказывают, что «паны — это не нашей веры люди, которые когда-то в старину неожиданно и неизвестно откуда появились в лесу близ д. Оксенова, в 5 верстах от села. Они нападали на жителей соседних деревень, отнимали у них имущество, уводили скот и убивали много людей.

Местные жители несколько раз пытались разогнать шайку панов, но не могли одолеть их потому, что те были хорошо вооружены и очень сильны. Пришлось бы много бед потерпеть от этих панов, если бы не нашелся сметливый человек, который присоветовал напасть на них с оглоблями и дубовыми полозьями. Так и сделали: панов перебили, а трупы их бросили в озеро, которое и доселе называется Паново…» 

Одна из версий этой легенды добавляет немаловажную подробность, «озеро выкопали паны и насыпали здесь курган». Следующая легенда тоже очень показательна.

«Около Идского городища, Чухломского уезда есть поляна с признаками бывшего здесь жилья под названием «Панщина», где жили какие-то панки», занимавшиеся звероловством и рыболовством».

«Валганы» и «валгашки».

На территории Суздальского уезда большие курганы традиционно называли в народе «валганами», а меньше — «валгашками». Такие «валганы» были по близости с селом Шекшово на берегу реки Ирмес, впервые упомянутом в 1446 году в договорной грамоте суздальских князей Василия и Фёдора Юрьевичей с галич-мерьским князем Дмитрием Юрьевичем (Шемякой) и его сыном князем Иваном.

Однако появилось Шекшово значительно раньше. На это указывает его название — отгидронимный ойконим марянского происхождения образованный от слова — шокш «рукав», т.е. «рукав реки». В непосредственной близости находилось мерянское, так называемое Мало-Давыдовское городище V-X веков. Впоследствии оно дважды частично раскрывалось археологом А.Ф. Дубининым в 1929-1939 годах.

Район села Шекшово — это один из тех районов Суздальского Ополья, где в XIX веке экспедициями графа Уварова начиналось исследование древнерусских курганных могильников. В районе села расположено крупное реннесредневековое селище Шекшово 2 площадью около 30 га.

«Валганы» и «валгашки» в окрестностях села известны как один из крупнейших курганных могильников в центре Суздальской земли — в 1852 г. А.С. Уваровым здесь было раскопано 244 насыпи с погребениями по обряду кремации и ингумации. (Следов курганов в настоящее время не сохранились).

В 2011 году во время исследования остатков средневекового курганного могильника Шекшово 9 (в окрестностях селища Шекшово 2) был найден, сильно повреждённый коррозией, парадный топорик со следами серебряной инкрустации. При реставрации на нём, впервые для подобных находок, были обнаружены «знаки» Рюриковичей: двузубец и трезубец. После детального изучения находки, было высказано предположение о принадлежности парадного топорика дружиннику ростовского князя Бориса Владимировича. В. И. Кулаков считает, что «парадный» топорик из Шекшово-9 не являлся обозначением высокого административного положения некоего воеводы конца Х — начала XI века, как считал С. В. Белецкий, а был деперсонифицированным знаком мистической княжеской власти, покоящейся на праве принесения князем жертвы.

Шекшовские «валганы/валгашки» тоже явно мерянский топоним, очевидно связанный с мерянским сакральным корнем валгаж – «светлый» («валгашки» — «светлое место, капище, мольбище на могильнике»).

Итог.

Подводя итог, как видится, славянский топоним «волот» вполне может быть смысловой славянской калькой с изначального мерянского мифологического понятия «пан», а традиционные суздальские обозначения курганов «валганы», «валгашки», связаны с мерянским словом – валгаж: «свет», «светлый» (в переносном смысле «священный»), присутствующим в гидронимах: Волга, Волгарица, Волгасиха, Волгино, Волгуша, Волмахта, Вологда, Волокша, и словах меряжского/жгонского языков костромского Заволжья: валгаж — день; б(в)елгаж — мел, бумага, сахар, снег, град, все белое; б(в)елгажовый — белый; б(в)елгажовые — булки; волгаж, волгажовый, валгажовый — дневной, белый, светлый; валгажовые — сутки; волгаженить, волгажетиться — светать. Марийск. волгыдо — свет, светло; волгыжаш — рассветать.

Очевидно,  все эти понятия («паны», «панки́», «валганы», «валгашки») изначально мерянские термины обозначающие почитаемые сакральные места: курганы, горы, могильники, сохранившиеся в речи обрусевших меря.

Андрей Мерянин. 2021.

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

merjanyn

1
Комментарии: 0Публикации: 9Регистрация: 26-10-2020
[object Object]

Автор записи: merjanyn

guest
1 Комментарий
Старые сверху
Новые сверху Набравшие голоса
Межтекстовые Отзывы
View all comments
Ант Амплей
Ант Амплей
01.02.2021 13:12

Благодарю за статью, мне она ещё более близка и интересна, так как мои корни по отцовской линии тянутся именно с Мордовии…. благодарность автору и редактору, так же блоку «пантеон»

0