Древнегерманский культ Одина в представлении Ивана Негреева

Не так давно в сообщество Пантеон обратились из Государственного Исторического Музея, пригласив нас посетить выставку «Викинги. Путь на Восток», а также посетить лекцию религиоведа Ивана Негреева «Бог викингов: древнескандинавский культ Одина». Впечатлениями об этом вечере я, Sergey Paganka, решил поделиться с читателями.

Вообще мы в редакции всегда предлагаем и агитируем нашу аудиторию посещать музеи. Это действительно даёт много информации и понимания того, как жили наши предки, и как вообще выглядели культуры древности. Не все артефакты одинаково выглядят на фотографиях и в реальной жизни. Да и не всё, что находиться в музеях, можно найти на фотографиях в сети. В общем — посещение музеев, это, безусловное благо как для культуры и науки (показывает востребованность), так и для тех кто посещает музеи (ликвидация безграмотности).

Сам ГИМ я опишу, возможно, в следующий раз, так как он имеет очень богатую экспозицию, сегодня сфокусируемся на проходящей выставке, которую все вы можете успеть посетить до 10 января.

«Викинги. Путь на Восток»

Уникальность проходящей выставки заключается в том, что все её экспонаты были найдены на территории современной России. Львиная доля выставки — результат работы археологов в Гнёздовском археологическом комплексе. Вся выставка является показателем тесных, в первую очередь экономических, связей скандинавов и славян. Всем, ещё со школьной скамьи известно, что через Русь пролегал торговый путь «из Варяг в Греки». Историческое эхо этого торгового пути мы и находим сейчас на территориях нашей страны.

По словам сотрудников музея особую ценность представляет статуэтка божества со скрещенными ногами, так называемый Бронзовый идол из Чёрной Могилы. Сами сотрудники музея называют его «скандинавским буддой» из-за положения тела, в котором выполнена фигурка. Но при этом археологи до сих пор не смогли прийти к единому мнению относительно как атрибуции, так и назначения статуэтки. Кто-то считает её культовой, кто-то простой фигуркой для игры в хнафатафл.

Есть обоснованное мнение о связи этой фигурки со Скандинавией, из-за схожего стиля выполнения этой находки, и других фигурок, имеющих прямое отношение к германцам.

Однако относительно атрибуции и божественных черт до сих пор ведутся споры. Кто-то, по наличию бороды и широкого пояса связывает эту фигурку с Тором, но, например, Фёдор Успенский отрицает такую связь, утверждая, что это может быть кто угодно, но не Тор (со слов сотрудников музея).

Лично я отрицаю буддистское влияние, о котором рассуждают сотрудники музея, ведь изображение богов со скрещенными ногами нам известны задолго до буддизма, такие изображения и фигурки были распространены у кельтов, влияние которых на германцев куда вероятнее, чем влияние буддизма.

Помимо предполагаемого идола божества на выставке представлены культовые предметы. Шейные гривны со спиралями и молоточками, отдельные амулеты, предположительно ритуальный нож с характерной маской.

Также на выставке можно найти и артефакты других культур, персидские монеты, византийские книги, балтские украшения. Всё это тоже связано с темой выставки, ведь скандинавы не просто так катались к грекам и обратно.

Глядя на экспозицию можно предположить, что викинги были не очень искусны в ремёслах. Молоточки выполнены очень просто, гривны грубые, да и фигурка божества достаточно схематична. Но в то же время можно увидеть и богато украшенный топор. При взгляде на него понимаешь, что делать утончённо и красиво могли и в те времена. Как и сейчас — всё зависело от статуса и богатства заказчика.

Топорами оружие не ограничено, разумеется есть и наконечники копий, и мечи. Занятный факт, известный историкам и археологам, но, возможно, не известный широкой публике. В курганах и могильниках оружие чаще всего находят в повреждённом (убитом) состоянии. К примеру мечи и наконечники копий согнуты. Это можно объяснить двумя мотивами, практичным и религиозным.

Практичный мотив заключается в том, что согнутое, испорченное, оружие больше нельзя применять. Это защищает могильник от разграблений, ведь меч в средневековье являлся довольно статусным предметом, и дорогим. Особенно если хороший меч. В таком же состоянии меч теряет свою ценность, это снижает риск того, что его заберёт какой-нибудь мародёр.

Религиозный мотив тоже логичен. Ведь если человек на тот свет отправляется мёртвым (убитым, повреждённым), то и предметы, которые он возьмёт с собой, должны быть такими же. В нашем мире человек мёртв, его меч согнут, а любимая кружка разбита. На том же свете и человек цел, и его меч остёр как никогда, и кружка без следов повреждений. Это исходит из концепции, что на том свете всё немного наоборот. Ну и из концепции, что при похоронах с человеком в его посмертие можно отправить какие-либо предметы, которые могут пригодиться ему.

Мы сделали множество фотографий, но не будем выкладывать их все, очевидно, чтобы мотивировать вас пойти и посмотреть выставку самостоятельно. Прикоснуться, так сказать, к эпохе.

«Бог викингов: древнескандинавский культ Одина»

Видеозапись лекции будет доступна позднее. Здесь же я приведу основные тезисы и аргументы, а также результат своего небольшого общения с Иваном. Начать следует с того, что Иван не давал каких-то особо тайных знаний. Всё что он говорил — общеизвестно для тех, кто знаком с германской религией, однако выводы, которые он сделал действительно могут навести на размышления.

Тезисно

Мы можем оперировать той информацией, что нам осталась. Это записки античных авторов (в первую очередь Тацита), Старшая и Младшая Эдда, саги. Согласно совокупности этих источников Один являлся для германцев самым популярным богом и в какой-то момент «затмил всех остальных богов». При чём это произошло не в какое-то позднее время, о ключевой роли Одина (Водана) пишут и античные авторы, называя его Меркурием, пользуясь принципом interpretatio romana.

Из богов они боль­ше все­го чтят Мер­ку­рия и счи­та­ют долж­ным при­но­сить ему по извест­ным дням в жерт­ву так­же людей. Гер­ку­ле­са и Мар­са они уми­ло­стив­ля­ют закла­ни­я­ми обре­кае­мых им в жерт­ву живот­ных

Тацит О происхождении Германцев

А Годан, которого они, прибавив одну букву, называли Гводаном, это тот самый, кто у римлян зовется Меркурием и кому поклонялись как богу все народы Германии, не наших, однако, времен, а гораздо более древних.

Павел Диакон. История Лангобардов

Есть разные версии кого же римляне звали Меркурием, однако весомее всех как раз та версия, согласно которой Меркурий — это германский Водан, в пользу этого звучат слова короля англосаксов Хенгеста:

А нас кровных братьев, — я зовусь Хенгистом, а он Хор-сом — наши вожди поставили ее предводителями, ибо мы происходим из рода вождей. И вот, повинуясь нерушимым от века законам, мы вышли в море и ведомые богом Меркурием достигли твоего государства«. Услышав имя Меркурия, король поднял голову и спросил, какую религию они исповедуют. На это Хенгист ответил: «Мы чтим отчих богов — Сатурна, Юпитера и прочих правящих миром, но в особенности Меркурия, которого на своем языке называем Воденом. [209] Наши предки посвятили ему день четвертый недели, который и посейчас зовем по его имени воденесдей. После него чтим мы богиню, самую могущественную из всех и носящую имя Фреи, которой те же прародители наши посвятили шестой день недели, и по ее имени мы зовем его Фридей»

Гальфрид Монмутский, История Бриттов

В пользу этого же отождествления говорят и наименование дней недели. Среда у германцев «воденсдей» Wednesday, у римлян тот же день недели Меркури Mercurii.

Уже здесь видно, что Водан был не единственным божеством, пусть и самым почитаемым. Античные источники упоминают тройку богов. В одном случае это Геркулес, Марс и Меркурий. В другом — Сатурн, Юпитер и Меркурий. Иван считает, что два других почитаемых повсеместно бога — это Тор и Тюр (Тиу).

Все три особо почитаемых божества — это божества войны, данный факт оказал сильное влияние на выводы. Ведь выбор в пользу именно этих богов диктует и дальнейшее развитие всей германской религиозности.

Возвращаясь к Одину, далее автор перечисляет его имена, которых всего более сотни. Среди них есть как восхвалительные (Высокий, Многомудрый) устрашающие (Ужасный, Отец Повешенных) и даже оскорбительные (Злодей, Предатель). Последнее особо интересно, учитывая огромное благоговение германцев перед этим богом:

Сре­ди све­бов, как утвер­жда­ют сем­но­ны, их пле­мя самое древ­нее и про­слав­лен­ное; что их про­ис­хож­де­ние и в самом деле ухо­дит в дале­кое про­шлое, под­твер­жда­ет­ся их свя­щен­но­дей­ст­ви­я­ми. В уста­нов­лен­ный день пред­ста­ви­те­ли всех свя­зан­ных с ними по кро­ви народ­но­стей схо­дят­ся в лес, почи­тае­мый ими свя­щен­ным, посколь­ку в нем их пред­кам были даны про­ри­ца­ния и он издрев­ле вну­ша­ет им бла­го­че­сти­вый тре­пет, и, начав с закла­ния чело­ве­че­ской жерт­вы, от име­ни все­го пле­ме­ни тор­же­ст­вен­но отправ­ля­ют жут­кие таин­ства сво­его вар­вар­ско­го обряда. Бла­го­го­ве­ние перед этою рощей про­яв­ля­ет­ся у них и по-дру­го­му: никто не вхо­дит в нее ина­че, как в око­вах, чем под­чер­ки­ва­ет­ся его при­ни­жен­ность и бес­си­лие перед все­мо­гу­ще­ст­вом боже­ства. И если кому слу­чит­ся упасть, не доз­во­ле­но ни под­нять его, ни ему само­му встать на ноги, и они выби­ра­ют­ся из рощи, пере­ка­ты­ва­ясь по зем­ле с боку на бок. Все эти рели­ги­оз­ные пред­пи­са­ния свя­за­ны с пред­став­ле­ни­ем, что имен­но здесь полу­чи­ло нача­ло их пле­мя, что тут место­пре­бы­ва­ние власт­ву­ю­ще­го над все­ми бога и что все про­чее — в его воле и ему пови­ну­ет­ся.

Тацит О происхождении Германцев

Эта удивительная амбивалентность подтверждается и атрибутами Одина. С одной стороны он бог Поэзии и покровитель скальдов. Именно он дарует Мёд Поэзии. Он же является мудрейшим, и пожертвовал свой глаз за обретение мудрости. Именно он совершил жертвоприношение себя во имя себя (что в XIX столетии трактовали как христианское влияние) для обретения письменности, то есть рун.

Это приводит ко второй глобальной черте Одина — колдовству. При чём, по мнению автора, руны резали в основном мужчины, и это было в основном мужским занятием. Но один владел и женским колдовством «сейдом», что ставилось ему в упрёк в «Перебранке Локи». То есть он знал магию в полном её объёме, не смотря на репутационные потери.

Одина считали как творцом мира (он создал мир из тела великана Имира), так и творцом людей, в которых именно Один вдохнул жизнь.

В то же время Один — бог войны, предводитель воинств. По мнению Ивана Один является предводителем мифической Дикой Охоты, забирающей людей. Одно из имён Одина (Herjan — Вождь Воинств). Один поведёт своих эйнхериев (лучшие войска) в Рагнарёк.

Здесь следует остановиться на эсхатологические представления германцев. Ключевую роль в их культе и их мире занимал Рагнарёк, конец мира, который неминуемо наступит, и станет концом как для людей, так и для богов. Хоть это событие и не сможет повредить Иггдрасилю, мировому древу. Один будет биться с чудовищным волком Фенриром, Тор с гигантским змеем Ёрмунгандом, а Тюр с псом Гармом. И все они, хоть и победят своих противников, но сами в этой битве умрут.

До этого момента Один находиться в Вальгалле, куда собирает лучших воинов из павших, эйнхериев.

8 Гладсхейм — то пятый,
там золотом пышно
Вальгалла блещет;
там Хрофт собирает
воинов храбрых,
убитых в бою.

9 Легко отгадать,
где Одина дом,
посмотрев на палаты:
стропила там — копья,
а кровля — щиты
и доспехи на скамьях.

10 Легко отгадать,
где Одина дом,
посмотрев на палаты:
волк там на запад
от двери висит,
парит орел сверху.

23 Пять сотен дверей
и сорок еще
в Вальгалле, верно;
восемьсот воинов
выйдут из каждой
для схватки с Волком

Речи Гримнира

Всякий день, лишь встанут, облекаются они в доспехи и, выйдя из палат, бьются и поражают друг друга насмерть. В том их забава. А как подходит время к завтраку, они едут обратно в Вальгаллу и садятся пировать

Ты прав: великое множество там народу, а будет и того больше, хоть и этого покажется мало, когда придет Волк.

Младшая Эдда

Выводы

Передо мной не стояло задачи пересказать полностью лекцию Ивана Негреева, для более точного понимания лучше посещать их самостоятельно. Я привёл его основные тезисы и аргументы, чтобы были понятны выводы, к которым он пришёл, описывая германский и древнескандинавский культ Одина.

Один в нём выступает как поэт, колдун, творец и воин. Все германцы с древнейших времён испытывали перед ним максимальное благоговение и трепет, он действительно затмил собой остальных богов пантеона. И при этом те же германцы могли давать ему такие неблагозвучные имена как Злодей и Предатель.

Потому что с точки зрения людей Один амбивалентен, он не добрый бог, от которого можно ждать милосердия. ему посвящали человеческие жертвы, а иногда и целые племена с женщинами и детьми шли в жертву Одину. Он, предводительствуя Дикой охотой, мог забирать к себе людей. Его рай — не место упокоения, а бесконечная тренировка перед грядущем боем.

И всё это — для подготовки к Рагнарёку. Иван назвал Одина «селекционером», как раз потому что он отбирает к себе лучших воинов и тренирует их. И всё что он делает — он делает не для людей, их забот или их спасения, а для сохранения мира и в подготовке к величайшей битве. И люди для него выступают расходным материалом.

При чём сами германцы в древности сами с этим соглашались, и войну воспринимали, в том числе, как религиозное служение:

И что у осталь­ных наро­дов Гер­ма­нии встре­ча­ет­ся ред­ко и все­гда исхо­дит из лич­но­го побуж­де­ния, то пре­вра­ти­лось у хат­тов в обще­рас­про­стра­нен­ный обы­чай: едва воз­му­жав, они начи­на­ют отра­щи­вать воло­сы и отпус­кать боро­ду и дают обет не сни­мать это­го обя­зы­ваю­ще­го их к доб­ле­сти покро­ва на голо­ве и лице ранее, чем убьют вра­га. И лишь над его тру­пом и сня­той с него добы­чей они откры­ва­ют лицо, счи­тая, что нако­нец упла­ти­ли спол­на за свое рож­де­ние и ста­ли достой­ны оте­че­ства и роди­те­лей; а трус­ли­вые и нево­ин­ст­вен­ные так до кон­ца дней и оста­ют­ся при сво­ем без­обра­зии. Храб­рей­шие из них, сверх того, носят на себе похо­жую на око­вы желез­ную цепь (что счи­та­ет­ся у это­го наро­да постыд­ным), пока их не осво­бо­дит от нее убий­ство вра­га. Впро­чем, мно­гим хат­там настоль­ко нра­вит­ся этот убор, что они дожи­ва­ют в нем до седин, при­мет­ные для вра­гов и почи­тае­мые сво­и­ми. Они-то и начи­на­ют все бит­вы. Таков у них все­гда пер­вый ряд, вну­шаю­щий страх как все новое и необыч­ное; впро­чем, и в мир­ное вре­мя они не ста­ра­ют­ся при­дать себе менее дикую внеш­ность. У них нет ни поля, ни дома, и ни о чем они не несут забот. К кому бы они ни при­шли, у того и кор­мят­ся, рас­то­чая чужое, не жалея сво­его, пока из-за немощ­ной ста­ро­сти столь непре­клон­ная доб­лесть не станет для них непо­силь­ной.

Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии

Цитата выше даёт нам понять, насколько война как путь была характерная для германцев. В первом отрывке можно найти намёк на популярных (впоследствии) берсерков, которые всю свою жизнь посвящали только ремеслу войны и разбоя, не имея собственных домов, не остригая волос (не смотря на то, что это считалось постыдным) и живя за счёт других (неизвестно насколько с добровольного согласия этих других).

А теперь о гари­ях: пре­вос­хо­дя силою пере­чис­лен­ные толь­ко что пле­ме­на и сви­ре­пые от при­ро­ды, они с помо­щью все­воз­мож­ных ухищ­ре­ний и исполь­зуя тем­ноту, доби­ва­ют­ся того, что кажут­ся еще более дики­ми: щиты у них чер­ные, тела рас­кра­ше­ны; для сра­же­ний они изби­ра­ют непро­гляд­но тем­ные ночи и мрач­ным обли­ком сво­его как бы при­зрач­но­го и замо­гиль­но­го вой­ска все­ля­ют во вра­гов такой ужас, что никто не может выне­сти это невидан­ное и слов­но уво­дя­щее в пре­ис­под­нюю зре­ли­ще; ведь во всех сра­же­ни­ях гла­за побеж­да­ют­ся пер­вы­ми.

Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии

Вторая цитата ещё интереснее. Тацит предполагает, что подобная тактика боя и боевая раскраска была нужна для того, чтобы напугать врагов. Но по Негрееву это довольно плохая тактика. Римлян так можно было напугать раз, от силы два. А потом привыкли бы. Кельтов таким образом точно не напугать, ведь кельты воевали таким же образом. И раскрашивались, и атаковали ночами.

Иван считает, что это тоже было частью религиозного культа. Так как германцы готовились к тому, чтобы мёртвыми в Рагнарёк воевать под предводительством Одина с чудовищами — в своих земных сражениях они воспроизводили этот сюжет, сами становились подобными мертвецам

Из этого автор делает вывод, что не смотря на такие характеристики Одина как поэт, творец и колдун, основой для религиозного культа германцев была всё же война и подготовка к великому сражению в конце мира.

Современное язычество

Мне удалось поговорить с Иваном после лекции, и задать пару, интересующих именно меня, вопросов. Разумеется связанных с современным язычеством.

Sergey Paganka: Наш сайт о язычестве, и о современном язычестве, наши читатели часто и сами себя идентифицируют как язычников. Хотелось бы у вас узнать, в свете прошедшей лекции о культе Одина, о древнескандинавской религии и о значительном месте войны в этой религии, скажите, как исследователь — возможно ли исповедовать именно этот культ современным людям?

Иван Негреев: Возможно всё)) Но если вы спрашиваете насколько он будет аутентичен оригинальному — это очень сложный вопрос. У меня тоже много знакомых среди асатру, так как я давно занимаюсь Скандинавией, и лекции читаю очень давно. Я вижу что делают асатру, вижу что делают с современной германской традицией. Они нивелируют функцию войны, потому понятно, что в современном мире она может быть воспроизведена исключительно символически. Возможно для этого даже есть основания, потому что я всерьёз подозреваю, что, в изначальной форме, культ Одина, или то, что ему предшествовало, его смысловое ядро, оно могло быть символическим, а война могла воплощаться в виде танца. Для этого есть основания, как ни странно.

Но в любом случае современное язычество, оно нивелирует все эти военные вещи, потому что это неприменимо в современном мире. И делает, наоборот, акцент, прежде всего на экстатической формы культа Одина. На руническую, поэтическую… Военная функция сведена к минимуму, или исключительно как символическая, в контексте Рагнарёка.

Я не знаю насколько это возможно, у меня нет ответа. Это есть. Сегодня я вижу как люди исповедуют к культу Одина, и причисляют себя к людям преданным этому богу. Но я вижу что они просто делают. Возможно, так как они и делают — нивелируя некоторые острые моменты, явно исторически в культе Одина присутствующие — никто не будет спорить, что Одину приносили в жертву людей, сегодня это затруднительно сделать. Это всё сводиться на нет, и выбираются наоборот более экстатические функции.

Моё отношение? Я православный христианин, какое у меня может быть отношение? Ну такое… отношение. Но своё отношение религиоведа я отделяю от отношения православного. Для религиоведа мне это интересно с исследовательской точки зрения. Такая религиозная форма, довольно любопытная. Но я не солидарен с этим.

S.P. Часть современных язычников полагают, что изначально титул главы пантеона принадлежал Тюру (Тиу), богу неба. И что сейчас, так как время снова изменилось, в современности уже не столь востребована именно война, такой, какая она представлялась тем-же викингам, значение Тиу снова стало очень высоким, и для современности он является более значительным богом, чем Один. В свете вашей лекции культ Тиу можно сделать абсолютно полноценным, как раз из-за того, что этого воинского компонента в нём и нет.

Это тоже путь, да. С такой точки зрения это логичны возврат Тиу на должность главы пантеона в современности. Так как у меня много друзей язычников я иногда веду с ними, такой не спор, а такой… предполагаемый диалог.

Да, это логичный ход. Вопрос в том — из чего мы восстанавливаем? Потому что восстанавливаем период, о котором, по источникам, мы знаем значительно меньше, чем о периоде, связанном с культом Одина. Культ Одина, он более менее реконструируем, на уровне интеллектуальной конструкции. А культ Тюра, то есть более архаичной формы… Из чего? Из чего черпать информацию? Вот в чём момент.

Можно создать какую-то спекуляцию интеллектуальную, может быть даже очень уверенную. Но если речь идёт о том, что они практики, то есть совершают какие-то ритуалы, какие-то жертвы. Есть ещё и религиозная деятельность, помимо религиозного мышления. На чём строить такую деятельность?

И тут я всё время наталкиваюсь на то, что религиозная деятельность всё равно строится либо на рунической письменности, либо построена на религиозной интуиции. Это тоже важно, что у наших родноверов, что у последователей германо-скандинавского язычества, они все вводят собственную религиозную интуицию, как базис собственной религиозной деятельности.


Интересная выставка, интересная лекция, особо интересные умозаключения. Честно признать я не самый большой специалист по культу Одина, всё-таки не моя сфера. Хотя примерно всё, о чём было сказано на лекции, я знал. Но выводы заставляют задуматься. Я знал, что германцы были воинственны, хотя о такой значительной части воинственности именно в религиозном культе не думал.

Особо интересно, конечно, узнать мнение религиоведа и исследователя древнего культа о современном. Приятно, что Иван «держит руку на пульсе», и наблюдает, в том числе, за современным развитием германской традиции.

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

Sergey Paganka

17
Администратор сайта pantheon.today
Язычник, независимый исследователь язычества.
"Истина и паганки распространяются спорами" (с)
Комментарии: 58Публикации: 287Регистрация: 23-01-2016
[object Object]

Автор записи: Sergey Paganka

Администратор сайта pantheon.today Язычник, независимый исследователь язычества. "Истина и паганки распространяются спорами" (с)
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
View all comments