«Христианин в меньшей степени, чем ты»: Неоязычество и Политеизм разделённые христианством

Перевод: Linnen
Автор: John Halstead

«Христианин в меньшей степени, чем ты»: Неоязычество и Политеизм разделённые христианством

Во время праздничных дней Йольтайда я посетил епископальную службу с моим отцом, после чего он спросил меня, в курсе ли я, как слово «язычник» понимается христианами. Думаю, ему было любопытно, почему я не называю себя как-то менее вызывающе. Я отдаю себе отчет в том, что в восприятии некоторых христиан называть себя «язычником» это все равно что назвать себя «деревенщиной». Правда в том, что я называю себя «язычником» потому, что это звучит провокационно. Как я писал ранее: «Я называю себя (нео-)язычником частично и потому, что для многих христиан этот термин синонимичен атеизму и гедонизму». Представление о том, что «танцы вокруг майского дерева, идолопоклонничество и блуд в лесу не христианские», религиозное, но что танцы и блуд могут быть частью религии — радикально само по себе.

Схожим образом и некоторые ведьмы зовут себя так из-за контркультурных коннотаций. Как объясняет Синтия Эллер в своей работе «Жизнь в подоле Богини: феминистическое духовное движение в Америке»: «Для духовных феминисток быть ведьмой, называть кого-то ведьмой, это чаще всего феминистское заявление, символическая инкапсуляция феминистической политической программы. Ведьма — могущественный аутсайдер, изгнанный и презираемый человек, который угрожает установленному порядку».

Слова имеют силу, поэтому в нашей культуре называть себя «язычником» означает бросать вызов христианской гегемонии. Тот факт, что кто-то охотно называет себя «язычником», является вызовом христианству, которое позволяет приписывать себе все смыслы добродетели и морали.

Размышления о том, как христиане понимают слово «язычник», естественно, наводят меня на мысли о том, язычники понимаю слово «христианин», а особенно о том, как слово «христианин» стало оскорбительным термином в языческой среде, таким образом, если назвать чье-то язычество «христианским», то это будет воспринято как оскорбление. «Язычник» может быть ругательством в христианской культуре, но «христианин» в языческой субкультуре — это удар ниже пояса.

Как Джонатан Вулли недавно писал в своем эссе «Сущность богов»: «язычество дивергентно». С одной стороны в нем есть неоязычники, в чье число мы можем включить тех, кого Вулли называет «Гайя-теоретиками, дуотеистов виккан, архетип-ченнелеров и феминистских монотеистов», а с другой стороны есть политеисты, которые, как пишет Вулли, верят, что «боги реальны и, что несомненно, каждый является личностью со своими правами, как и мы (люди), поэтому верить в них, как в Реально Существующих Существ нормально». (Больше на эту тему можно прочитать в эссе Тесс Доусон «Две извилистые реки: меняющееся лицо языческого движения». Я поднял эту тему потому, что в этих двух группах (неоязычники и политеисты) нередко обвиняют друг друга в приверженности к христианству.

Иногда это умышленное оскорбление, а иногда — нет, например, политеист Вулли предполагает, что теология неоязычников приближена к христианской для удобства: » Если мы рассмотрим старый теологический консенсус, то сразу станет очевидно, что во многих отношениях он не так далек от установленных ортодоксальных духовных традиций западного мира. Пантеизм и панентеизм живут и вне язычества, а Богиня представлена даже в рамках христианства и иудаизма. Даже в викканском дуотеизме проводится параллель с христианскими божествами: вместо Святой Троицы у нас Святая Пара. Кратко говоря, с теологической точки зрения первые поколения языческих трудов больше опираются на католицизм и трансцендентализм Новой Англии, чем на что-то действительно дохристианское».

У меня затряслись поджилки, когда я впервые прочитал это, но если говорить честно, я не могу не согласиться с Вулли. Я и сам уже писал о влиянии христианства на неоязычество (см. мои посты «Мой Йоль похож на Рождество» и «Официант! В моем языческом супе христианство!») Возьмем к примеру неоязыческий мотив Умирающего-и-Возрождающегося\Рогатого Бога и Тройственную Богиню, которые схожи с Иисусом, Девой Марией и Дьяволом. Язычникам нравится мысль, что христианские божества произошли от языческих, но и обратное утверждение можно хорошо аргументировать. Майкл Йорк пишет в своем эссе «Нью-Эйдж и Язычество», что «современные проявления неоязычества мне больше напоминают модернизированное и исправленное христианское мировоззрение, которое отличается от свободного и расплывчатого многообразия персоналий, сил, божеств, коллективно составляющих (древнюю) языческую божественность».

Я знаю много политеистов, которые согласятся с этим утверждением, а также используют его в качестве свидетельства тому, что неоязычество потеряло поражение в попытке «покинуть орбиту» христианства. Но я не уверен, что это удалось политеизму. Пока политеисты смотрят на неоязычников и видят у них схожие черты с монотеистическим христианством из-за прежнего восприятия монизма, неоязычники смотрят на политеистов и видят у них схожие черты с христианством из-за прежнего восприятия теизма. В буквальном смысле, акцент на ортодоксальность и вера в личных божеств в некоторых формах политеизма неоязычникам слишком сильно напоминает христианство. Все зависит от того, что больше всего беспокоит вас в монотеизме: «моно-» или «-теизм». Если первое, то вы скорее всего политеист, если последнее, то вы скорее всего неоязычник.

Помню несколько лет назад я нерешительно завел разговор со знакомым политеистом о том, что политеизм для меня схож с евангелическим христианством. Я был удивлен, как он беззастенчиво со мной согласился. «Зачем кому-то в этом сознаваться?», подумал я. Только теперь я понимаю, что не смотря на то, что и политеисты, и язычники пытаются дистанцироваться от христианства, цели у них различные. Если у политеистов отношения к своим богам напоминают отношение некоторых евангелистов к Иисусу, это не значит, что они этого стыдятся. Также и неоязычников не беспокоит то, что их теология склоняется к монизму, как и в некоторых христианских теологиях.

Правда в том, что и неоязычники, и политеисты больше привержены к христианству, чем нам хотелось бы признавать. Неважно, стыдимся ли мы этого или бунтуем, это лишь влияние нашего окружения, а оно полностью христианизировано. Это утверждение верно и по отношению к индивидуальному уровню многих из нас, кто вышел из христианской религии, и к групповому уровню. Как утверждает Линда Вудхед (в работе Джона Саломонсена «Зачарованный феминизм: возвращение ведьм из Сан-Франциско»): «новая духовность, которая расцветает сейчас в современных западных сообществах [что включает в себя и неоязычество, и политеизм] своими корнями уходит в европейский протестантизм и возникла она вследствие возросшей неудовлетворенностью христианством…»

И хотя на неоязычников и христиан влияет христианская среда, из которой они вышли, к христианам их отнести нельзя. Серьезно, разве христианин признает своим неоязычника или политеиста? Сомневаюсь. Наверное в мире нет ни одной христианской церкви, которая стала бы на нас претендовать. Так зачем же мы называем друг друга «христианами»?

Я думаю, что все дело в том, что неоязычество и политеизм — это реакции на христианство, только реакции эти разнонаправленные. Неоязычество — это противодействие христианскому трансцендентальному теизму, иерархической метафизике, догматизму, текстовому буквализму, патрирхализму и культуре чувства вины, а также всему, что с этим связано. Политеизм — это реакция на христианский монизм и все, что он в себя включает теологически, антропологически, исторически, политически, гендерно и т.д. И когда неоязычники и политеисты смотрят друг на друга с позиции своих разных траекторий, им сложно определить, как сильно они ушли от христианства.

christianity-1024x296

Политеисты и неоязычники, в некотором смысле, пост-христиане. Но глядя друг на друга, мы видим христианство, против которого протестуем. Христианство столь велико в нашем коллективном сознании, что за ним сложно увидеть что-то еще.

Что же все это значит? Во-первых, я думаю, что неоязычникам и политеистам пора прекратить сравнивать друг друга с христианами. Это бесполезно. Это вызывает защитную реакцию и не способствует подлинному общению.

Во-вторых, мы должны признать, что эти две группы, неоязычники и политеисты, имеют фундаментально различные взгляды. Для многих политеистов монизм — это большая проблема. В то время как для многих неоязычников проблемой является литералистический теизм и акцент на вере. Политеисты и язычники не только предоставляют разные ответы на одни и те же вопросы, но и разные ответы на разные вопросы. Я думаю, большая часть конфликта между нашими сообществами могла возникнуть из-за неспособности осознать, что каждая из групп пытается стать ответом на разные вопросы.

И, вплоть до того, что мы задаем разные вопросы, а не только предлагаем разные ответы, я думаю, стоит честно признать, что неоязычество и политеизм — это разные религии, а не разные «секты» или пути одной религии. Этот факт часто остается без внимание из-за того, что обе группы интересуются древними языческими религиями (хотя и по разным причинам) и обе группы претендуют на слово «язычество» (хотя и по разным причинам). Интересно, скольких бы ссор мы могли избежать, если бы осознали, что у неоязычества с политеизмом столько же общего, сколько у обеих групп с христианством.

Во многих смыслах, мы живем в мире по Кафке, где правильно задать вопрос сложнее, чем найти ответ. Как пишут авторы «Моральной ответственности в эру бюрократии»: «Нам не дано осознание, что мы стоим на моральном распутье, оно достигается через существенное усилие, мужество и даже удачу. Достижение этого знания — это моральный вызов, равный, или даже больший, задаче ответить на него». Банально, но ни у кого из нас нет всех ответов. Но в той же степени верно и то, что ни у кого из нас нет и всех вопросов. Если мне не можем оценить по достоинству ответы друг друга, может нам стоит ценить вопросы друг друга.
Оригинал статьи >>>

Автор записи: Sergey Paganka

Администратор сайта pantheon.today Язычник, публицист. Моя основная задача - не учить язычников как правильно молиться и как правильно жить (молитесь хоть по книгам о Гарри Поттере), а описать правдиво - как они это делают. Это правило работает как для написания новостей, так и для исследовательской деятельности.

9 мыслей про “«Христианин в меньшей степени, чем ты»: Неоязычество и Политеизм разделённые христианством

    Меня в который раз от чтения иностранных статей удивляет от того, что викка в Европах и Америках приватизировала себе понятие «неоязычество», отправив всех остальных неоязычников (асатру, кельтов, родноверов и пр.) в сторону политеизма. С одной стороны вроде тоже верно, но мне все же больше нравится как оперируем терминами мы, по Россиям. У нас наоборот виккан неоязычниками то редко называют. Виккане это виккане, как любят писать «к язычеству и неоязычеству они не имеют отношения».

    По второй половине… эх, у иностранцев все так намешано в голове. Читая их статьи всегда хочется вспомнить термин «наивность». Они так наивны… хз, почему то так кажется. Как дети.
    В чем то соглашусь. Но лишь маленьким кусочком. Я вот тут об этом писал https://vk.com/wall-73456739_14204
    Так то да, маятник качается вполне равнобедренно. Когда то новая, на тот момент, религия (христианство) решила идти перпендикулярно всеу старому, и стала делать многое наоборот от язычества. После чего и неоязычество пошло путем антихристианства. Но в нашей стране этот путь (антихристианства) достаточно быстро затух, так то. Таки мы не сатанисты — это у тех все как в христианстве, только наоборот (и потому местами схоже с язычеством).

      Так-то бы да. Но вот я прямо сейчас читаю текст из Язычество в повседневности: https://uralianheathen.wordpress.com/2015/08/20/%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%8F%D0%BD%D0%BE-%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B2-%D0%B6%D0%B6-%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD/ Ты его прочитал уже вроде как. И вот оно:

      «Читaтель, вы ездите в aвтомобилях, трaмвaях, aвтобусaх? Вы читaете гaзеты и журнaлы, достaвленные по aвтодорогaм? Кушaете свежий хлеб, тем же способом прибывший из пекaрни? И вaс не смущaет, что нa дорогaх России, только одной России, не сaмой aвтомобилизировaнной в мире стрaны, в год гибнет в среднем около 4000 человек? Это — жертвы. Человеческие жертвы современным идолaм Успехa, Скорости и Прогрессa. Мы не будем сейчaс считaть жертв гиподинaмии, зaгaзовaнности воздухa и прочих побочных явлений. Поговорим лишь о тех, кто сaм, непосредственно преврaтился в кровaвый фaрш нa aсфaльтовом жертвеннике. Вы миритесь с этими жертвaми. Вы пользуетесь услугaми жрущих эти жертвы железных, стеклянноглaзых идолов. Тaк кaкое вы имеете прaво брезгливо воротить нос от предков-язычников? Где вaш протест — ведь ежедневно в вaшей стрaне рaзмaзывaют по aсфaльту очередную «высшую ценность»? А есть еще aборты — жертвоприношения млaденцев слепому божку Комфортa. А есть…много всяких идолов жрут «высшую ценность» с нaшего молчaливого соглaсия, и при нaшем косвенном учaстии. Вот нaшa тaйнaя религия, о которой я обещaл скaзaть несколько слов. Вещь и в сaмом деле непотребнaя»

      Уверяю тебя, этот текст, если немного поиграть акцентами — можно было бы услышать прямо из уста христианского проповедника.) Да чего там — про аборты постоянно можно услышать именно такое. Так что в переведённой статье вполне верно указано: со стороны порой сложно избавиться от ощущения сходства с христианством. Когда находишься по разные стороны.

      Paganka

      (25.02.2016 - 09:23)

      Ну вот тут акценты. Я и сам легко соглашусь, что у нас много христианского, да и пишу я это часто, что в язычниках живет много остаточного христианского воспитания. Тысячу лет никуда не денешь в одночасье, даже если очень захочешь.
      Но вот как в этой статье акценты расставлены… как то…
      Тут говорится, что у неоязычников (политеистов) и виккан (неоязычников) разные стороны христианства. И вот тут я уже совсем не соглашусь.

      Виккане там -не единственные неоязычники. Может быть, даже не стоит заострять на этом внимание. Он наверняка говорил про более широкий круг людей. В остальном — хз, надо общаться на местах и смотреть как оно на Западе.

      Paganka

      (25.02.2016 - 09:57)

      ну он в статье перечислил, кого он считает неоязычниками, а кого политеистами. По сути из знакомых мне неоязычники это виккане, может еще какие нибудь герметисты. И new age. А политеисты — это знакомые нам кельты, да асатру.

    ZmicierVuz

    (25.02.2016 - 10:22)

    Пока мне не объяснили, что виккане — Д’Артаньяны, не мог понять, в чём у них отличие неоязычников от политеистов, отчего статья показалась мне бредом. Впрочем, после того, как объяснили, интереснее она не стала.
    Ощущения какие-то смазанные. Во-первых, политеизм (буду для ясности оперировать терминологией виккан) далеко не всегда является нью-эйджем — при правильном подходе к изучению Традиции, неизбежно избавляешья от потреблядского отношения к Богам. Ты веришь не за ништяки в этой жизни и послесмертии, но потому, что ты знаешь, что Боги и духи есть. В конце-концов, ты понимаешь, что Боги существуют не для того, чтобы обслуживать тебя, любимого — они как бы поддерживают порядок, им вообще не до тебя. До тех пор,пока ты сам не попросишь. Но, чем дальше изучаешь Традицию, тем больше подходишь к мысли, что прежде всего человек отвечает за свою жизнь, и нечего их дёргать попусту. Ребятам, которые молятся Богам для сдачи ЕГЭ или чтоб им тян дала вот прям сегодня — почитайте эпос о Гильгамеше, полезно будет.
    Вообще, в чём заключается оглядка на христианство политеистов? Автор приводит свои соображения касетльно виккан. А вот что значит «прежнее восприятие теизма»? Чем оно такое плохое в политеизме? Вот ты веришь в Богов как что-то непостижимое и сверхмогущественное, всезнающее и всеопределяющее. Вот я верю, что даже Богов можно победить или перехитрить (как-то героям удавалось, почему бы не предположить, что и в 21 веке появятся свои Гильгамеш и Энкиду, которые на бую вертели то, что о них думает Иштар). А вот есть Вася. Вася думает, что Боги вообще существуют только потому, что он того хочет, и что ему все должны. А вместе мы, например, почитаем Ану и Ки, Энкиду, Энлиля и Иштар. Конечно, может быть (подчёркиваю — может быть) на родине автора приверженцы аутентичных Традиций и оглядываются на христианство в своём понимании сакрального. Но вот что замечу: когда действительно изучаешь Традицию (особенно этническую), сам роешься в источниках, разговариваешь с информаторами и сравниваешь это с хрониками, неизбежно проникаешься её духом. И то, что она имеет нечто общее с христианством, ещё не значит, что это вот прям такой христианский элемент. Вообще, у аутентичных традиций с христианством много общего: вот у христиан есть Бог, и у средневековых скандинавов были Боги. Вот у христиан Бог достаточно могущественный, чтобы периодически устраивать потопы, и у ацтеков вроде кто-то там (то ли Кецалькоатль, то ли Тлалок) устроил потом, потому как не понравились люди эры. Или теперь у христиан монополия на понимание божественного?
    Ну и самое главное: что за максималистический подход в отношении язычества как просто к оппозиции христианства? Кроме христианства есть ещё пару мировых религий, вообще-то, и даже атеизм. Я и сам неплохо отношусь к христианству — многие христиане хорошие ребята, и некоторые моменты мне импонируют. И Иисус был неплохим и сильным Богом, людей вот любил, лечил и даже воскрешал. Но, в остальном, мне побоку на христианство — у меня есть свои Боги, близкие мне, к которым я обращаюсь, которых я принимаю, и которые близки моей культуре. А быть язычником в оппозицию христианству — «назло маме уши отморожу». Метод, простительный подросткам, ищущих себя в крайностях, но никак не для взрослых, нашедших себя, людей.
    В общем, очень субъективно и смазано.

    П.С. Называть викканина язычником некорректно хотя бы исходя из слова этимологии слова «язычник». Термин же Paganus так же относился к «деревенщинам», придерживавшихся старых культов. А викканство уж никак старым назвать нельзя.

    vsemir1983

    (26.02.2016 - 07:55)

    Ситуация, обозначенная в статье, имеет место быть.

    Одних не устраивает христианство потому что там однобожие (хотя, в народном православии это не всегда так, вспомним «Николу русского Бога»), других — что в христианстве всё о догматично. Разумеется, есть и тритьи, которые сознательно не были в христианстве, однако кто из ныне живущих в России и читающих эти строки сможет похвастаться тем, что христианство на него никак не повлияло? Хотя бы опосредовано, через общество?
    Обнаружили с женой (не сейчас, сейчас только сформулировали), что реально она тяготеет к «неоязычеству», а я — к «политеизму». Что с этим делать? А ничего. Я не вижу конфликта двух течений, если не пытаться доказывать друг другу свою правоту во что бы то ни стало.

    Особенность российского нового язычества в том, что оба взгляда на вопрос каким-то немыслимым образом уживаются в головах людей. Велеслав, пожалуй, ярчайший пример.

    vsemir1983 — у нас просто еще даже не дошли до такого разделения на неоязычников и политеистов, соответственно еще не обозначились границы этой…. скажем так дискуссии. Но — все может быть. В будущем.

Добавить комментарий